Сегодня 12 августа 2020

Павлов: «Если бы раньше судили женщины, на каждый матч выходил бы с цветами»

Дмитрий ИЛЬЧЕНКО для «Футбольного клуба»

Выбор эксперта, с которым можно обсудить финал Кубка Украины, где «Динамо» в увлекательнейшей серии из 18 пенальти одолело «Ворсклу», был очевиден. Николай Павлов в середине девяностых тренировал киевлян, с полтавчанами же 11 лет назад сенсационно выиграл трофей, взяв в решающей встрече верх над «Шахтером» – тогда свежеиспеченным обладателем Кубка УЕФА. 

Возрожденную «Ворсклу», еще недавно стоявшую на вылет в премьер-лиге, тренирует Юрий Максимов, воспитанник Павлова, а капитанствует в ней единственный оставшийся в команде со времен того самого финала игрок Владимир Чеснаков, в карьере которого заметную роль сыграл наш собеседник.

Неудивительно, что Николай Петрович, сидя в среду перед телевизором, разрывался между финалистами, переживая за тех и за других.

– Чаще всего перед этой игрой я слышал вопрос, за кого стану болеть, – признается Павлов. И после паузы продолжает: – Однозначного ответа у меня, естественно, не было. Я киевлянин, а для родившихся в этом городе «Динамо» с юных лет становится смыслом жизни. Но вместе с тем, как могу я забыть о командах, в которых работал и где остались хорошие друзья?

Приходится болеть и за них. (Смеется). Как ни старался быть в этом матче непредвзятым и равноудаленным, когда «Ворскла» вела в счете, искренне жалел динамовцев, когда же они сравняли… Тут, честно говоря, уже не понимал, на чьей я стороне. Сюжет вышел настолько увлекательным, что я впервые с тех пор, как пять лет назад завершил тренерскую карьеру, досмотрел до конца трансляцию игры, начинавшуюся в половину десятого вечера.

Это был сумасшедший финал, с которым из финалов последнего времени, наверное, ни один не сравнится. Тут и захватывающая драматургия, и переживания Алексея Михайличенко, на котором буквально не было лица. Глядя на него, размышлял: это в Юрия Максимова никто, независимо от результата, не бросит камень, ведь его команда уже прыгнула выше головы.

А тренер «Динамо» чувствовал себя заложником: после двух поражений в чемпионате подряд он был обязан выиграть кубок. Немногие из тех, кто не понаслышке знает горечь тренерского хлеба, захотели бы оказаться на его месте.

– Можно ли сравнить эту игру с финалом 2009 года, в котором «Ворскла» взяла под вашим руководством верх над «Шахтером»?
– Начну с того, и это не только мое мнение, что чемпионат у нас нынче совсем не тот, что прежде. В премьер-лиге выступали 16 команд, каждая была способна преподнести сюрприз. «Металлист» и «Днепр» были сильны, конкурируя с грандами на равных. Недаром тогда наш футбол стоял в одном ряду с сильнейшими турнирами Восточной Европы.

С дюжиной команд и ворохом проблем чемпионат ослабел, но после этого финала я стал смотреть в будущее с большим оптимизмом и даже с вдохновением. Уровень растет, если у нас случаются такие матчи. Эта игра показала, что в Украине есть хорошие клубы, хорошие футболисты и прекрасные тренеры.

Мы наблюдали за всей гаммой чувств, которые наставники переживали во время поединка – и эти эмоции передавались телезрителям. Особенно тем, кто сталкивался в своей жизни с игрой не во дворе, а на профессиональном уровне.

***

– Вы говорите об эмоциях Михайличенко, однако и на Максимова, особенно после пенальти, было больно смотреть. С нынешним тренером «Ворсклы» вы работали в девяностые как с игроком в херсонском «Кристалле», в «Днепре», вместе уходили в «Динамо». Кому как не вам расшифровать для наших читателей его переживания во время игры и после ее окончания…
– Вы не назвали «Таврию», в которой мы пересеклись тридцать лет назад. (Улыбается). Что же касается эмоций, то Максимов еще до финала говорил в интервью, обратив свой взгляд в небеса: «Там Боженька уже все решил…»

Опыта Юре не занимать: он работал с великим Валерием Лобановским, играл в Германии у Томаса Шаафа и Феликса Магата. В качестве тренера он сменил немало клубов не только в Украине, но и в Казахстане, Азербайджане, при этом с «Кешлей» выиграл Кубок страны. К слову, в финале его команда обыграла «Габалу» Романа Григорчука, ходившую в фаворитах.

Так что он знал, как сражаться с заведомо более сильным соперником. И ведь до победы, будем откровенны, было совсем чуть-чуть – пусть по голевым моментам и уровню игроков «Динамо» заметно опережало «Ворсклу». Как не вспомнить о преимуществе, которое имели полтавчане в начале первого и второго тайма! Да, это были всего лишь отрезки, но я хотел бы похвалить Максимова, за короткий срок преобразившего команду. Роль тренера невозможно тут переоценить.

– «Счастье упустили. Теперь тяжело будет выходить из этой ситуации», – сказал после матча Максимов. «Опустошение. Отходняк наступит завтра», – сдержанно улыбался Чеснаков. Что, с вашей точки зрения, должен чувствовать коллектив, потерпевший такое поражение?
– Позволю себе еще один исторический экскурс. В те времена, когда «Динамо» и «Шахтер» сражались за чемпионство не на жизнь, а на смерть до самого последнего тура, существовал абсолютно легальный финансовый стимул: условную «Ворсклу» стимулировал на победу над киевлянами донецкий клуб – и наоборот, из столицы обещали премию за успех во встрече с горняками. Если футболисты, выдавая всё на-гора, не добивались нужного результата, не представляете, каково им было выходить из такого состояния.

Естественно, дело не только в деньгах, но я прочитал, что за выигрыш Кубка полтавчанам обещали миллион – даже не гривен, а евро. А я вспоминал, как 11 лет назад руководители «Ворсклы» Константин Жеваго и Олег Бабаев гарантировали нам за победу в финале 350 тысяч долларов на всю команду. Причем о размере премиальных мы знали еще до старта в кубковом турнире.

– Возвращаясь к недавнему финалу: капитан «Динамо» Сергей Сидорчук считает, что быстрый гол больше навредил, чем помог «Ворскле». Соперник, забив, отошел назад и дал киевлянам больше свободы…
– Полностью согласен. При этом замечу, что и киевлянам такая закономерность знакома не понаслышке: в этом сезоне бывали матчи, в которых столичный клуб после быстрого гола начинал играть по результату, упуская в итоге победу. Вот и «Ворскла», неожиданно даже для себя поведя в счете, стала действовать с оглядкой. 1:0 всегда хуже, чем 0:0 – эта истина справедлива в ходе игры, наверное, для любой команды.

***

– Пожалуй, один из самых драматичных сюжетов финала: Максимов обещал Павлу Исенко, что выпустит его, как в полуфинале, на серию пенальти. 16-летний голкипер настраивался и разминался весь овертайм, но тренер не рискнул менять вратаря за пять минут до конца, когда вместо травмированного Руслана Степанюка вышел Владимир Баенко. И как в полуфинальной серии не забил 11-метровый...
– Вся эта цепочка событий – реальный форс-мажор. У Максимова оставались две замены, но сделать их он должен был одновременно, в четвертом предусмотренном для этого слоте. Не заменить вовремя полевого игрока с травмой было столь же рискованно, как и выпустить настолько рано вратаря под серию пенальти. Киевляне ведь не остановились, продолжали атаковать. Было похоже, что как раз «Ворскла» рассчитывает на сохранение ничьей.

Пять минут в такой игре – очень много, и будь я на месте Максимова – тоже не рискнул бы менять вратаря, несмотря на любые обещания. А что Баенко не забил, так это же лотерея… Не знаю, назначает ли нынче в «Ворскле» тренер пенальтистов – я никогда в своей карьере этого не делал. Сам в бытность игроком исполнял 11-метровые – и чуть с ума не сходил от нервного напряжения.

Если игрок уверен в себе в конкретный момент – пусть сам вызовется пробивать пенальти. Вы, кстати, заметили: начинали серию у «Ворсклы» легионеры – Пуцлин, Кане, Луизау… Какой с них спрос: мы пробьем, а вы потом отвечайте за результат. (Смеется).

– Теперь это можно обсуждать лишь теоретически, и все же: если бы на серию пенальти вышел Исенко – могла эта лотерея сложиться иначе?
– Чтобы ответить на ваш вопрос, надо было находиться внутри команды и понимать, в какой форме находился молодой вратарь, как он выглядел в тренировочном процессе, как отбивал пенальти. Но лично мне, глядя на Исенко, вспоминается Сергей Перхун, начинавший у меня в «Днепре» в 16 лет. Правда, я выпускал его не на пенальти, он играл матчи целиком. А это, как говорят в Одессе, две большие разницы.

Что поразило меня в полуфинальной серии в Мариуполе, так это поведение Исенко перед первым ударом. Помните: он стал в один угол, фактически открыв второй для удара. Виктор Уляницкий, один из тренеров «Ворсклы», говорил позднее, что сначала решил, будто тот что-то перепутал или от волнения не разобрался, где находится.

Но это оказалось продуманным ходом, подсмотренным парнем в компьютерной игре. Какие же крепкие надо иметь нервы в юном возрасте, чтобы так рисковать, заманивая соперника. Снимаю шляпу перед Юрой Максимовым, разглядевшим у 16-летнего мальчишки природное спокойствие и уравновешенность. Не в Исенко же мяч попадал – он сам отбил два пенальти, а когда Игнатенко бил «паненкой» – остался на месте и поймал мяч. Поражает его статистика: на тренировках, говорят, Паша берет 80 процентов пенальти!

***

– После матча в раздевалке Михайличенко сказал футболистам: «Если вам достаточно Лиги Европы – давайте праздновать. Если нет – готовимся к следующей игре». Смогут динамовцы, на ваш взгляд, настроиться на концовку чемпионата, в которой предстоят, по словам Беньямина Вербича, три таких же финала?
– Не берусь определенно об этом судить, но мне очень хочется в это верить. После такой игры динамовцы как никто заслуживают второго места. При всей происходящей сейчас в команде чехарде, при всем давлении, которое переживает тренер. Ставлю себя на его место – это же с ума можно сойти!

– В ситуации с не засчитанным на 70-й минуте голом Владимира Шепелева вы больше на стороне Вербича, уверявшего, что он был в пассивном офсайде – или же на стороне отменившего гол арбитра?
– Насколько я понимаю, решение Катерина Монзуль принимала не сама, а посоветовавшись с видеоассистентом рефери. ВАР для таких случаев, собственно, и внедрялся. Однако если вы поднимете мои интервью, данные год или два назад, то заметите, что я и тогда категорически выступал против этого нововведения.

Готов объяснить свою позицию. Представьте: футболист забивает гол и эмоционально его празднует, а судья, переговорив с помощником или потратив минут пять на просмотр видео, взятие ворот отменяет. Откуда же взяться потом у игрока живым эмоциям, когда он забьет снова?

Мне отмена гола в данном случае кажется несправедливой: находившийся «вне игры» Вербич был дальше Шепелева и мяча не касался. Но, в любом случае, футбол без ошибок невозможен. Главное, чтобы они были непредвзятыми.

– С одной стороны, хорошо помню, как вы в свое время жестко отозвались о судьях – и чего вам в итоге это стоило. Однако с другой – знаю вас как джентльмена, который не позволит себе невежливо отозваться о женщине. Какую оценку, с учетом этих факторов, дадите работе женской бригады арбитров во главе с Монзуль?
– Если бы в мою бытность тренером нас судили женщины, я бы на каждую игру выходил с цветами. На каждую, а не один раз, как Мирча Луческу. И я бы никогда не ругался с рефери прекрасного пола, что бы она ни натворила на поле, как бы ни ошибалась. А все потому, что женщины не способны на подлость и предвзятость.

Как вы себе представляете, чтобы кто-то пришел к даме перед игрой – и попросил судить в пользу его команды? Ну, что ты тогда за мужчина в конце концов…

10 июля 2020 19:00







Комментарии


Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация, Вход



Поделиться

ТМ. Динамо U21 – Десна 2:2. Голы и комментарии

 

06 августа 2020 22:30

Динамо передало квадрокоптер для потреб військових ЗСУ

 

04 августа 2020 15:10

ПРОФУТБОЛ. Полный выпуск за 2 августа 2020 года

 

02 августа 2020 23:29