Сегодня 14 ноября 2019

Ретро. Как кусали Маслова

Аркадий ГАЛИНСКИЙ («Советский спорт», 20-21 января 1968 г.)

В рубрике "Ретро" мы рассказываем, о чем в эти же дни писала в разные годы наша футбольная пресса. А начнем с выступления в январе 1968-го Аркадия Галинского на страницах «Советского спорта» – с критикой в адрес наставника киевского «Динамо» Виктора Маслова.

Итак, вернемся в прошлое на каких-то 45 лет... Поводом для статьи послужил вылет «бело-синих» из розыгрыша Кубка европейских чемпионов по сумме двухраундовой дуэли с польским «Гурником», последовавший за сенсационной победой над тогдашним обладателем трофея – шотландским «Селтиком».

Статья «Что такое “Театр Футболиста”?» вызвала нешуточный резонанс и обсуждалась еще долгое время – как на протяжении третьего кряду чемпионского сезона киевлян, так и после него. Публикуем ее с сокращениями.

ЧТО ТАКОЕ «ТЕАТР ФУТБОЛИСТА»?

Тренер киевлян В.Маслов неоднократно заявлял о своей приверженности к атакующему футболу. Действительно, он спрашивал даже как-то: целесообразно ли заботиться только о том, чтобы не пропустить гола? И уверял, что сам-то уж никогда не станет на этот «убивающий мечту» путь. Однако на поверку, к вящей славе «Динамо», Маслов всякий раз, когда жизнь требовала того, легко жертвовал этими взглядами. Так, например, прошлым летом киевляне не дали победить себя в Турине чемпиону Италии «Ювентусу» благодаря мощным оборонительным построениям.

Говорят, что первопричиной неудачи киевлян в матчах с «Гурником» было убаюкивающее воздействие победы над «Селтиком». Действительно, она принесла киевскому «Динамо» такое широкое и единодушное признание на международной арене, какого не знала ни одна из наших клубных команд. К тому же ко времени матчей с «Гурником» киевлянам было уже обеспечено звание чемпионов СССР. Это были замечательные достижения. И, естественно, огромный успех тренера Маслова. В 1964 году он принял команду, которая только заняла девятое место, а к концу прошлого сезона дважды приводил ее к чемпионству и дважды к выигрышу Кубка, причем в 1966 году киевляне сделали дубль.

Каковы методы работы В.А.Маслова, его принципиальные, исходные педагогические позиции? Четкое изложение их содержит статья, написанная Масловым вскоре после прихода в «Динамо» (пусть это кому-то и покажется странным) для выходившей в команде стенгазеты. Он рассказывал поступившим под его эгиду футболистам, что всю свою тренерскую жизнь строил и строит на вере в творческую мысль игроков, и призывал спортсменов «Динамо» к свободе творчества, которую должны им подсказать их талант, знания, опыт и боевое мышление. Футболисты прочитали эту статью с большим интересом.

Решительно произведя в составе «Динамо» изменения, необходимые с точки зрения большинства игроков, а заодно и твердо определив костяк команды, он тотчас получил ее горячий и благодарный отклик. Истомившиеся от неудач в двух прошлых сезонах (1962–1963 годы), от беспрерывных неурядиц с заменами и перестановками, футболисты «Динамо» – спортсмены все, как на подбор, классные, опытные, побывавшие уже и в чемпионах, – вновь, словно по мановению волшебной палочки, заиграли мощно, удачливо, дружно. Тем более что к тому времени едва ли не все соперники киевлян уже уступали им (как уступают и сейчас) и в индивидуальном классе большинства игроков, и в резерве. Но вот вопрос: а как играло против киевлян в чемпионатах страны 1966–1967 гг. большинство команд? Перелистайте газеты: по преимуществу обороняясь, заботясь о ничьей.

Любители футбола помнят, наверное, что именно в это время тренер киевлян и выдвинул свой тезис о примате атакующей игры. С ним не соглашались, правда, многие специалисты, но и Маслова можно было понять: разве чемпионы не доказывали этого даже на чужих полях? Менее заметным, правда, было то, что чемпионы умели, между прочим, первоклассно обороняться большими силами (а малым числом форвардов опасно контратаковать) и что Маслов отнюдь не препятствовал им в этом. Перегруппировав именно так свои ряды, они и свергли «Селтик» с европейского клубного престола.

Но вот к играм с «Гурником» подошли, увы, иначе. Проще сказать, их снова подвела оборона. Обозреватели указывали, что она то и дело совершала грубые ошибки. И дружно отмечали энергичную, боевую игру динамовской полузащиты и нападения. Правда, не слишком острую и тонкую (тут сказалось, несомненно, отсутствие потерявшего форму Бибы и перенесшего операцию колена Мунтяна), но, бесспорно, активную, мужественную. А вот защита... Щегольков, Соснихин, Круликовский, Турянчик, Левченко, Островский – все игроки индивидуально сильные, закаленные – выглядели порой совершенно беспомощными. «Гурник» в обоих матчах вел контратаки малыми силами, но едва ли не каждая из них вызывала в киевской обороне сумятицу и переполох.

Может быть, я ошибаюсь, но думаю, что проиграл матчи в 1/8 финала Кубка европейских чемпионов с «Гурником» прежде всего тренер – и только потому, что в какой-то момент изменил своим собственным принципам. Я писал уже (и, кажется, доказал фактами), что В.А.Маслов, если обстановка того требовала, всегда умел принести свое кредо об атакующем футболе в жертву практической необходимости. Но перед играми с «Гурником» этого не произошло.

Версия, которую мне хотелось бы развить дальше, выглядит, на мой взгляд, наиболее правдоподобной. Понимаю, что читать дальнейшее Виктору Александровичу Маслову будет, наверное, не очень приятно. Но, прежде чем перейти к следующему абзацу, я свидетельствую тренеру киевского «Динамо» как специалисту свое уважение – и уважение к его собственным, истинно масловским методам работы. Они многое дали советскому футболу. Что же именно?

Прежде всего в командах, которыми он руководил, всегда расцветал талант игроков, раскрывались их лучшие качества. Говоря, в частности, игрокам киевского «Динамо»: «Я верю в вас, покажите же теперь, на что вы способны!», Маслов содействовал тому, что игра едва ли не каждого из них засверкала вскоре какими-то новыми, не известными прежде гранями.

Команда побеждала, болельщики (да и спортсмены) жаждали, естественно, все новых и новых сведений о ней, подробностей, деталей. Всеобщее любопытство, разумеется, вызывала и фигура самого Маслова. И отвечая этому спросу, вокруг победителей создавалась, как это обычно бывает, целая литература. И – как это тоже нередко бывает! – с известным уклоном, потому что слегка додумать, чуть-чуть подкрасить и присочинить иным восторженным поклонникам всегда легче, чем докопаться до корней, дойти до самой сути. И вот то тут, то там замелькали очерки, статьи, репортажи, авторы которых, к сожалению, вместо того чтобы понять и подчеркнуть в тренере Маслове главное – его реализм, сметку, практический ум, самобытные методы создания сильных команд, рисовали нам образ тонкого стратега, изощренного теоретика, основоположника новых взглядов на тактику футбольной игры.

Существует разное понимание роли руководителя команды. Взгляды В. А. Маслова, как мне представляется, противоположны взглядам, скажем, Б. А. Аркадьева, М. И. Якушина, К. И. Бескова. Ибо если команды, во главе которых стоят тренеры этого типа, можно назвать, используя терминологию искусства, «театром режиссера», то применительно к воззрениям Маслова мы имеем дело уже с чем-то вроде «театра актера». И точно так же, как и в сценическом искусстве, в футболе оба эти направления бесконечно важны для его развития. Талантливые тренеры-«деспоты» (это слово не следует понимать буквально: режиссером-«деспотом» был ранний Станиславский) создают знаменитые ансамбли, обогащают методику тренировок, формируют необходимый им тип игрока, разрабатывают новые тактические структуры. В «театре футболиста» тренер поощряет прежде всего творчество игроков.

Но и этот (названный первым) театр способен создать нечто новое в области тактики. Киевляне, например, первыми в советском футболе показали игру с освобожденным диспетчером (благодаря чему А. Биба, если помните, стал в 1966 году у спортивных журналистов самым популярным игроком), первыми ввели в полузащиту четвертого игрока, а 32-летний Турянчик первым из наших защитников стал маневрировать в амплуа «свободного» впереди своих партнеров по линии (как это делал иногда Пикки в «Интернационале»). И все это рождалось в киевском «Динамо» в зависимости от наличных сил и тактики соперников, рождалось (как, например, игра с диспетчером) легко, свободно, порой и стихийно, словом, отнюдь не вынашивалось в кабинете тренера, прижавшего в раздумье ко лбу логарифмическую линейку. Рождалось, конечно, не без участия Маслова, и участия активного. Однако самым важным, определяющим в киевском «театре футболиста» было творчество игроков.

Мне кажется, что к шумихе, в результате которой Маслову все упорней и упорней примеряли теоретический венец, сам он должен был относиться с иронией, с прищуром: «Ладно уж, раз надо писать о тренере чемпионов что-нибудь новенькое, необычное, пусть пишут!». Однако после победы над «Селтиком», которая сделала его имя еще более знаменитым и честь которой в равной степени принадлежала и футболистам, и ему, он... Как бы тут поделикатней выразиться?.. Не воспринял ли он все это всерьез? Скажу прямо: на месте Маслова многие из нас могли бы задуматься: «В самом деле, отчего бы не попробовать принять всерьез? Да и в конце концов «Гурник» не «Селтик»!» – а затем и продиктовать футболистам план игры. Впрочем, это, конечно, не более чем предположение. Но вот уж то, что после проигрыша «Гурнику» в Киеве, который был следствием неудачной установки Маслова, такие же точно установки были даны им и на следующий матч,– это факт.

Знакомясь с ответами Маслова на вопросы корреспондентов после первой игры киевлян с «Гурником», я думал: «Молодец Маслов, не побоялся взять на себя всю ответственность за поражение!» Он честно сказал корреспонденту «Труда»: «Так беспомощно мы никогда еще не выглядели». А затем без обиняков заявил и польским журналистам: «В Киеве мы сыграли плохо». И полагая, что местоимение «мы» тут просто описка, я ждал от Маслова после хожувского матча развернутой самокритики. «Разве это не сделало бы чести руководителю команды? – даже спрашивал я в вышедшей в эти дни статье. – Ведь иные тренеры слишком часто любят перекладывать всю вину на игроков!».

Ан нет, вскоре началось знакомое, обычное. Причины поражения? Извольте. В Киеве после первого гола перестал почему-то двигаться один из динамовских игроков, а там, глядя на него, и другой. Затем... Затем десятки причин – и ни слова о том, как же оплошала конкретно «зональная система обороны». Не рисковали, очевидно, компрометировать в своих отчетах столь прогрессивное понятие, как «зона», и некоторые журналисты. Выбирая более осторожные выражения, они сообщали, например, что польским футболистам легко было действовать в условиях «разреженной обороны». Хорошо, пусть будет «разреженная оборона». Но какие элементы ее не сработали и почему именно?

Что касается киевской зонной защиты, то сегодня на основании фактов мы смело можем сказать, что успех динамовцам она принесла только в играх против команд со слабо разработанной контратакой. И не выдерживала соприкосновения с серьезными, хорошо продуманными контрпостроениями. А в матчах с «Гурником» потерпела поражение, причем чувствительное для нашего спортивного престижа. В 1966 году киевляне проиграли «Гурнику» товарищескую встречу, и никто этого как бы не заметил, а поражение от той же команды в розыгрыше Кубка европейских чемпионов огорчило всех. Однако дело не только в этом. В конце концов не проигрывает лишь тот, кто не играет. Но известно и другое: «Кто осознал поражение, того не разбили».

После прихода В.А.Маслова в киевское «Динамо» и вплоть до матчей с «Гурником» было известно, что команда эта – «театр футболиста». Однако в играх с «Гурником» футболисты действовали уже по плану режиссера. В этой связи нас интересует лишь, на чем базировались маневры киевской зоны: на полной их режиссерской разработке либо только на импровизации исполнителей? Нескупой обычно на статьи и интервью В. А. Маслов в этом вопросе хранит пока что молчание.

Не оттого ли он молчит, что хорошо понял все, что произошло в матчах с «Гурником»? А коли так, – значит, еще лучше понял самого себя, осознал свою реальную, невыдуманную силу. И если мы в этих предположениях не ошиблись, он непременно вернется к прежним своим, надежным основам, которые приносили ему и его «театру футболиста» столько выдающихся побед.

ОБ АВТОРЕ
Аркадий Галинский (1922 – 1996)
Уроженец Киева, журналист, комментатор, аналитик спорта. Занялся спортивной журналистикой после войны, во второй половине 1960-х переехал в Москву. В 1971 году издал книгу «Не сотвори себе кумира», в которой осудил практику договорных игр в советском футболе. За обсуждение этой проблемы был назван «Солженицыным советского футбола» и в 1972-м уволен с работы как враг советского спорта. Запрет на профессию продлился до 1989-го.

12 января 2013 08:00







Материалы по теме

Игорь Суркис: «Лобановский молился на футбол, как на икону»
6 января 2013 17:00


Великий айсберг: Валерий Лобановский
4 января 2013 12:06


Чему Капелло и Липпи научились у Лобановского?
8 декабря 2012 05:50




Комментарии


Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация, Вход

Какая мягкая и доброжелательная критика. Сейчас таким тоном даже и не похвалят - не умеют )))

2013-01-14 19:42


Очень познавательно, большое спасибо! С высоты наших лет сложно судить о том времени, но мне кажется бесспорным тот факт, что Маслов был пионером в области футбольной тактики, повлиявшим на ее развитие не только в СССР, но и всем мире.

2013-01-12 12:10




Поделиться

Виктор Маслов, легендарный тренер киевского «Динамо»

 

12 января 2015 01:49

«Динамо» Киев – «Селтик. КЕЧ-1967/68

 

12 января 2013 01:49

«Селтик – «Динамо» Киев. КЕЧ-1967/68

 

12 января 2013 01:41

«Динамо» Киев – «Гурник». КЕЧ-1967/68

 

12 января 2013 01:37