Сегодня 27 января 2022

Буряк: «В финале Кубка кубков-1975 мы просто перемололи «Ференцварош»

Ровно 45 лет назад, 14 мая 1975 года, киевское «Динамо» завоевало свой первый еврокубковый трофей – Кубок обладателей кубков, уверенно победив в финале венгерский «Ференцварош».


Полузащитник той легендарной динамовской команды Леонид Буряк в интервью клубному сайту поделился воспоминаниями о финальной игре и рассказал о секретах успеха «бело–синих».

– Леонид Иосифович, помните, как проходила подготовка к финальному поединку с «Ференцварошем»? Были ли особенности в сравнении с другими еврокубковыми матчами?
– Перед матчем с «Ференцварошем» мы проводили игру чемпионата СССР с «Араратом» в Ереване, и к финальному поединку подходили с проблемами. Некоторые футболисты приехали с травмами, их участие было под вопросом. Но наша команда была достаточно хорошо готова и никаких шансов «Ференцварошу» не оставила, с большим запасом доказав свое преимущество. Хотя в составе соперников на тот момент были хорошие игроки, уже тогда звезды европейского класса, такие как Тибор Ньилаши.

– «Ференцварош» прошел турнирную дистанцию без поражений, выбив «Ливерпуль», «Црвену Звезду». Какие сильные и слабые стороны выделяли у соперников?
– Венгры всегда были очень техничными, мягкими футболистами, достаточно мастеровитыми. Их проблемой тогда было то, что им не хватало бойцовских качеств, когда они попадали под сильные команды, которые находились в хороших физических кондициях. Киевское «Динамо» их просто перемололо, перебежало и ничего не оставило. Даже не могу вспомнить, какие моменты были у «Ференцвароша» за всю игру. В свою очередь, мы не использовали еще много шансов, и очень легко справились с этой командой. В памяти осталось, что игра далась просто.

– Какой была установка перед финальной игрой, как вас настраивал Лобановский?
– В то время в киевском «Динамо» всегда была установка только на победу. При этом перед каждой еврокубковой игрой Лобановский нагнетал и говорил, что нам противостоит суперкоманда, будет сложно и нужно собраться. Конечно, перед матчем с «Ференцварошем» было некоторое нервное напряжение, ведь это был наш первый еврокубковый финал.

Но в то время в Европе не было команды сильнее, чем «Динамо». Это была команда с потрясающими исполнителями, в ней сочетались молодость, опыт и уверенность. Могу сказать, что мы даже вели себя немного на грани футбольной самоуверенности. Победы в домашних играх в Советском Союзе вообще не обсуждались, спорили только, с каким счетом все закончится.

– Как раз в те дни в СССР отмечали 30–летие победы над нацизмом. Чувствовали ли давление на команду еще и в связи с этим?
– Это всегда присутствовало. Как-то в составе молодежной сборной СССР я играл в Дуйсбурге против команды ФРГ. Тогда это раскрутили в газетах, мол, советская команда приехала ко дню рождения Гитлера. Мы на выезде сыграли 1:1, а дома обыграли немцев 3:1, тогда у них тоже была очень хорошая команда.

Кроме того, Лобановский мог нагнетать. Он зачитывал письма: пишет вам человек, который лишился ног в войне с немцами... Сейчас, с позиции тренерской карьеры, я думаю, что он мог сам их сочинять. Лобановский был отличным психологом и понимал, на что футболистам можно надавить. Хотя и дополнительно нагнетать не нужно было, мы знали, что, к примеру, на матч с «Баварией» было подано чуть ли не миллион заявок по билетам.

– Оба гола Онищенко в первом тайме были забиты после долгих розыгрышей мяча, которые начинались от динамовских ворот, а Блохин отличился после перехвата в центре поля. Соперник позволял действовать настолько свободно и широко?
– В принципе, да. Наша команда была на уровень выше. На пути к финалу мы выбили «Айнтрахт» (Франкфурт), ПСВ (Эйндховен) – эти команды были на порядок сильнее. Но на то время, пусть это и может прозвучать немного нескромно, «Динамо» было очень сильным. У нас тогда были другие ценности, мы получали одинаковые деньги, жили в одинаковых условиях, были одним коллективом.

По этому поводу хорошо сказал Евгений Ловчев: «Игроки «Динамо» могли на завтраке не здороваться и не общаться, но попробуй кого–то из этих футболистов тронуть на поле – они как собаки набрасывались и сжирали виновника».

Такие коллективы собираются раз в сто лет. На 80% эту команду собрал покойный Александр Александрович Севидов, а Лобановский наладил дисциплину и тренировочный процесс.

– Против «Ференцвароша» Блохин, Онищенко и Мунтян играли с травмами, но «Динамо» даже не сделало ни одной замены. За счет чего достигалась такая самоотверженность на поле?
– Когда у кого-то была травма, Лобановский говорил: давайте ночь переспим, а утром будем определяться. Ребята приехали после матча в Ереване – кто-то со швами на ноге, кто–то с гематомой. Но врачи провели физиопроцедуры, нанесли мази – и утром в день финала все уже были готовы играть. Тогда мы понимали, что если что-то тянет или болит – все, уходи в сторону. Поэтому все взялись играть, и так вышло, что именно люди, которые имели проблемы со здоровьем, решили исход поединка.

– Какое воспоминание о финале было самым ярким? Были ли интересные моменты, оставшиеся за кадром?
– В то время мы жили в таком режиме: тренировались, спали, вставали, играли, восстанавливались. Главное воспоминание – то, что это был очень большой праздник, нас наградили медалями, был прием руководства УЕФА в гостинице. Мы получили тысячу или полторы тысячи долларов премиальных – фантастические деньги по тем временам, сейчас об этом уже смешно говорить.

У меня до сих пор в памяти возвращение домой, когда пилоты специально заходили на посадку дважды, чтобы мы увидели, что вокруг аэропорта в Борисполе стояла тьма людей! Очень много людей приехали нас встречать, это был настоящий праздник. Команда из соцлагеря впервые выиграла Кубок обладателей Кубков, а потом и Суперкубок Европы. И мы учились, и команда зарабатывала себе имидж в Европе, так как представляла Советский Союз. После этого к нам относились уже по-другому. Благодаря нам, Киев стал футбольной столицей. Сейчас Киев ассоциируется с Шевченко, Кличко, а тогда – с «Динамо».

Мы этим жили. Жизнь была сложная, мы себе не принадлежали. Могли после матча расслабиться, что-то себе позволить, погулять вечером, но потом возвращались на базу – и начинали готовиться к другим соревнованиям и играм. В этом плане проявлялась гениальность Лобановского, который мог все пресечь, в том числе и найти подход к футболистам с непростым характером.

– А какой матч был самым сложным на протяжении турнира?
– Тогда «Айнтрахт» был очень сильной командой, в которой играли чемпионы мира – Хельценбайн и Грабовски. Как и ПСВ – с братьями ван де Керкхоф, Эдстемом. Тогда нам попадались совсем не «сладкие булочки», случайно стать обладателем Кубка в своей стране невозможно, так что было много именитых и хороших команд.

– Вам на тот момент был всего 21 год. Как удалось справиться с успехом, чтобы он не вскружил голову?
– Тогда я был еще холост и 90% времени проводил на базе. У меня была прекрасная квартира, но в Киеве я еще никого не знал, у меня не было контактов, мог поехать в город прогуляться и покушать, а потом возвращался на базу. Тренировался, спал, готовился. Я был предоставлен футболу, весь мой распорядок дня был посвящен ему. Единственное, после игр Блохин забирал к себе домой – могли пообщаться и поужинать с его родителями, послушать музыку.

– Лобановский практиковал индивидуальные беседы с молодыми игроками?
– Перед каждой игрой, когда он определялся с составом, вызывал к себе футболистов. Это были недолгие беседы, 15–20 минут, на которых обсуждались тактика и действия на поле. Лобановский был очень сильным педагогом и психологом, мог дать молодому футболисту очень многое для жизни. При этом был очень скуп на похвалу. Для него редким проявлением эмоций было, когда он мог подойти, похлопать тебя по плечу и показать глазами, что все хорошо. Но сказать при ком–то, что ты сыграл бесподобно, – такого никогда не было. Ни одному человеку он такого не говорил.

– В чем нужно прибавить нынешней команде «Динамо», чтобы претендовать на повторение успехов 1975, 1986 гг.?
– Сложно было и тогда. Разве легко было противостоять пяти московским командам в то время? А нужно было их обыгрывать, при своеобразном судействе, выигрывать чемпионаты. Думаю, дело в самой системе. Будучи игроком «Динамо» и сначала молодежной, а потом национальной сборной СССР, я за год играл около 50–60 матчей. А сейчас первый круг закончился, и наши молодые ребята, которые должны быть под играми, даже не принимая во внимание обстановку с коронавирусом, провели максимум по 9-10 игр. Это очень мало. Приведу пример Англии: там готовятся от игре к игре, проводят матчи на 3-4 день, почти не тренируясь. Утром собрались, гимнастику сделали, растянулись и играют – этого достаточно для восстановления.

Наши молодые ребята много тренируются. Но чтобы научиться играть в футбол, нужно в него играть. Конечно же, нужно научиться терпеть, всем очень тяжело. В футболе, как и в любой игре, есть свои правила, которые нужно знать, чтобы побеждать. Есть футболисты, которые делают много ошибок.

В чем была сила нашего «Динамо»? Кондиции и скорость. Мы для этого очень много работали. Футбол – очень сложное дело, тем более в Украине, где он хоть и не очень зрелищный, но непростой. Конечно, игроки еще и являются заложниками текущей ситуации в нашем чемпионате.

Таких игр, как между «Динамо» и «Шахтером», должен быть десяток, чтобы молодые игроки росли, выносили какую–то пользу и выходили на высокий уровень за счет этих матчей. А сейчас даже поединки киевлян с «горняками» стали менее интересны, раньше они собирали 50 тысяч зрителей, а сейчас – 7. Так что в этом плане многие вещи нужно пересмотреть.

14 мая 2020 22:17







Комментарии


Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация, Вход



Поделиться

Шевченко в сборной Польши, Ракицкий больше не в Зените? Сборы наших клубов. ПРОФУТБОЛьные новости

 

25 января 2022 09:31

Попов: пропозиція із Франції, подарунок Суркісів на весілля, чому вибачався перед Луческу

 

17 января 2022 11:46

В Киеве почтили память Валерия Лобановского

 

06 января 2022 19:04