Чернат: «Я провел в Киеве восемь лет, это было хорошее время»

Елена ЛУКИЧЕВА


Румынский полузащитник Флорин Чернат стал одним из первых легионеров киевского «Динамо», перешедших в команду не из стран постсоветского пространства. В беседе с клубным сайтом экс-динамовец вспомнил работу под руководством Валерия Лобановского и рассказал о памятных моментах в «Динамо», цвета которого защищал с 2001-го по 2009 год.

Флорин, вас пригласили в киевское «Динамо» молодым футболистом в 21 год. Почему выбрали Киев и с какими мыслями ехали в расположение «бело-синих»
– Я много слышал о киевском «Динамо», знал, кто тренирует эту команду, и что «бело-синие» регулярно выступают в еврокубках. Для меня возможность играть в Лиге чемпионов была самым важным моментом. Это был своеобразный вызов себе, новый и важный. Лобановский хотел меня видеть в своей команде, поэтому я решил перейти в киевское «Динамо».

– Легендарных нагрузок Лобановского не боялись?
– Перед подписанием контракта с киевлянами все в Румынии говорили мне – куда ты едешь, ты же не любишь много бегать, а у Лобановского все игроки «умирают» на тренировках. Я сказал, что ничего страшного, я смогу. Сначала для меня было тяжело привыкнуть к нагрузкам в Киеве, было много беговой работы, много тестов. Но через год-два я освоился. Сложно было на тренировках, на сборах, но при этом во время матчей чувствовал себя легко.

– Самое энергозатратное упражнение на тренировках, которое вы не любили выполнять?
– Для меня сложными были тест Купера и пять по 300. С остальными упражнениями все было нормально, но эти два… (смеется) Даже не помню, пробегал ли я все пять отрезков по 300 метров, максимум доходил до четвертого, и то в последнем показывал не требуемые 40-45 секунд.

– Насколько быстро прошла адаптация в Киеве и «Динамо»
– Сначала было очень сложно, потому что первые полгода я был единственным румыном в команде. В то время никто не говорил по-английски, да и я тогда не очень хорошо знал этот язык. Старался поскорее выучить русский, смотрел телевизор, пытался общаться в команде. Агент написал для меня базовые слова, которые нужно сразу запомнить, чтобы ориентироваться на поле – «влево», «вправо», «вперед», «назад». Но где-то после 2–2,5 лет в Киеве начал хорошо понимать русский и говорить.

Не могу сказать, что сейчас отлично разговариваю по-русски, успел подзабыть за эти годы, потому что нет возможности с кем-то практиковать язык. Когда мы этой зимой пересеклись с «Динамо»на сборах в Анталье, я поговорил с Максимовичем и Филиппом (Виктор Кашпур и Филипп Репетило, администраторы «Динамо». – Прим. ред.), Андреем (Шморгуном, врачом команды. – Прим. ред.), которых знал. А также с Денисом Бойко – когда я играл в «Динамо», он еще был молодым, но тренировался с нами.

Вы вспоминали, что в вашем первом матче за «Динамо» Лобановский в перерыве кричал в раздевалке, потому что его не устраивало качество игры, хотя команда выигрывала. Какие были первые впечатления от Лобановского как человека?
– Лобановский был очень сдержанным, неэмоциональным. Вначале мне показалось, что тренер не очень хочет со мной разговаривать, но остальные ребята объяснили, что он такой человек – серьезный и дисциплинированный, не любил с кем-то спорить.

– Можете вкратце сформулировать, почему Лобановский – великий тренер?
– Лобановский давал результат. С разными командами он выигрывал чемпионаты и кубки, поэтому все знают, что Лобановский – лучший тренер в СССР и Украине. Для меня это тоже был вызов – работать с таким великим тренером.

Как я уже упоминал, сначала мне все говорили, что через 3-4 месяца я вернусь из «Динамо» обратно в Румынию, потому что не смогу выдержать ритм и нагрузки, которые давал Валерий Васильевич. А я провел в Киеве восемь лет, и это был хороший период (улыбается).

– Вы немало забивали за «Динамо», причем часто – с дальней дистанции, со штрафных. Поделитесь опытом, как юным футболистам научиться пробивать стандарты?
– Нужно этот компонент тренировать. Когда в «Динамо» еще играли Белькевич, Алиев, мы после тренировок всегда оставались на полчаса-час, чтобы отрабатывать удары по воротам. Кроме того, когда размер ноги маленький, лучше получается баланс при ударе по мячу.

– Опять-таки, говоря о голах, а вы забили много красивых и важных – и голы «Левски», которые вывели «Динамо» в Лигу чемпионов, и дубль в ворота «Байера»... Какие мячи были не просто важными, а самыми сложными, трудоемкими? 
– Помню матч на Кубок Украины, когда мы играли на выезде в какой-то деревне, поле было ужасным, трибун не было. Держался счет 0:0, и на 93-й минуте мы заработали штрафной удар. К мячу подошли я и Хацкевич, Хац хотел пробить, но в итоге ударил я и забил – мы вырвали победу. Вот это было тяжело, наносить решающий удар на последних минутах – большое напряжение. (Речь идет о матче 1/32 финала Кубка Украины сезона 2002/03 против «Энергетика» (Бурштын). – Прим. ред.)

– Какой сезон в «Динамо»можете назвать лучшим лично для вас?
– Думаю, что это был период, когда «Динамо» возглавлял Валерий Васильевич Лобановский. Этот тренер дал мне уверенность в себе. Он был жестким, с ним у меня появилась убежденность, что на поле я могу сделать все, решить исход любого момента.

– А какие матчи за «Динамо» отложились в памяти?
– Наилучшая атмосфера была, когда мы играли в Лиге чемпионов на домашнем стадионе, а также против «Шахтера». Помню, что за Суперкубок Украины мы играли в Одессе, а финалы Кубка проводили в Киеве. Собирался полный стадион, 90 тысяч людей – что может быть лучше для футболиста? Думаю, самое важное для любого игрока – когда заполненный стадион поддерживает тебя и твою команду.

Кстати, обновленный НСК «Олимпийский» я еще не видел. После ухода из «Динамо» не бывал в Киеве, но очень хочу. Мне говорили, что город очень изменился. Надеюсь, что этим летом смогу приехать. Но сейчас в мире нестабильная ситуация, поэтому не знаю, получится ли...

– В интервью вам часто напоминают об эпизоде на последних минутах матча с «Интером», когда вы промахнулись в стопроцентном моменте и «Динамо» покинуло Лигу чемпионов. Есть ли еще какие-то моменты в вашей карьере, которые вы бы хотели переиграть или изменить, если бы могли вернуться в прошлое?
– Хотелось бы переиграть полуфинальные матчи Кубка УЕФА против «Шахтера». Тем более это был последний год, когда разыгрывался Кубок УЕФА, перед реорганизацией турнира. Была такая уверенность, что если пройдем «Шахтер», то сможем выиграть трофей.

– Кто из динамовцев в тот период, когда вы играли, был лидером в раздевалке, душой компании?
– В то время у нас была одна хорошая команда, не было деления на украинцев и иностранцев. Мне эта ситуация очень помогла. Могу назвать целую группу игроков-лидеров – Белькевич, Хацкевич, Шовковский, Гусин, Ващук, в первые годы после моего приезда играл еще Головко.

– При Михайличенко «Динамо» в начале 2000–х провело две сильные Лиги чемпионов, выиграло два чемпионата Украины. Затем «Динамо» слабо начало сезон и его уволили...
– Знаете, жизнь тренера – очень сложная. У нас в Румынии говорят, что у тренера сумка всегда собрана. Судьба наставника в команде зависит только от результатов. Киевское «Динамо» всегда борется за чемпионство, за выход в Лигу чемпионов, поэтому у клуба нет возможности ждать и терпеть. Всю команду, всех игроков, у которых контракты, поменять невозможно. Проще всего – сменить тренера. Но это абсолютно не значит, что Михайличенко или Демьяненко были слабыми наставниками. Думаете, что если у мадридского «Реала» будут плохие результаты, то Зидана не сменят? «Реал» – это не только Зидан, это бренд, это намного большее.

– Михайличенко считается любимым учеником Лобановского, говорят, что он многое позаимствовал у Валерия Васильевича в тренировочном процессе. Так и было?
– Может быть, упражнения и тесты в тренировочном процессе и на сборах менялись, но ритм и интенсивность были такими же высокими. Для нас было легче, потому что и Михайличенко, и Демьяненко были помощниками Валерия Васильевича. Они знали нас, а мы знали их требования. Для меня было легко работать как с ними, так и с Сабо. Они были игроками «Динамо», знают этот великий клуб изнутри.

– В сезоне 2004/05 «Динамо» не хватило одного очка для выхода из группы Лиги чемпионов, в которой мы играли вместе с «Байером», «Реалом» и «Ромой». Как думаете, как далеко могли бы пройти тогда, если бы вышли в плей-офф?
– Для меня это тоже грустный момент. Мы боролись за первое место в группе до последнего матча. Тогда даже «Рома» взяла всего одно очко, не выиграв ни в одной игре. Поэтому футбол – такой прекрасный вид спорта, полный неожиданностей и сюрпризов. Сегодня ты можешь быть на самом верху, а завтра опустишься вниз.

Мы попали в очень сильную группу, и сначала все говорили, что у нас вообще нет шансов. Но в итоге мы имели очень хорошие шансы на выход из группы, которые не смогли использовать в последнем туре.

Считаю, что мы должны были выходить из той группы, потому что всю дистанцию шли на первом месте, и только проиграв в последнем матче (против «Байера» – Прим. ред.), отправились в Кубок УЕФА. 

– В 2007-м вы ушли в аренду в хорватский «Хайдук», потому что почти перестали выходить на поле в составе «Динамо». Расскажите об этой ситуации.
– В то время в чемпионате я не играл регулярно, потому что в команде было много молодых игроков, которым предоставлялось игровое время. Игорь Михайлович Суркис сказал, что если я хочу оставаться в «Динамо», то без проблем. Но я не хотел просто сидеть на скамейке запасных и ждать своего шанса, я не такой футболист. Я хотел играть. И мы решили, что я отправлюсь в аренду в «Хайдук».

– При Семине киевляне стали чемпионами, дошли до полуфинала Кубка УЕФА, но вы, вернувшись в «Динамо», вновь редко появлялись на поле...  
– У меня оставался год по контракту с «Динамо». Мне было тяжело завоевать место в составе в то время, было много новых и молодых игроков. Кроме того, проблема была еще и в том, что действовал лимит – на поле могли находиться не больше семи легионеров, а иностранцев в команде было много. Семин говорил – в Кубке УЕФА ты сможешь играть, а в чемпионате Украины будет сложно заполучить место на поле.

– Почему «Хайдук» не выкупил вас сразу?
– Для меня «Динамо» было вторым домом, этот клуб дал мне очень многое. Поэтому я вернулся обратно в Киев доиграть контракт. Но в последний год снова играл мало, и тогда уже решил, что нужно поменять команду.

– Сейчас следите за матчами, результатами и новостями «Динамо»?
– Да, иногда выходит смотреть еврокубковые матчи. Даже в Румынии обсуждали, почему «Динамо» не вышло из группы с не самыми сильными соперниками – «Мальме», «Копенгагеном» и «Лугано». Думаю, ответ заключается в том, что у киевлян сейчас молодые игроки, у них еще нет большого опыта. Думаю, если не через год, то через года два эта команда станет очень сильной. Футболисты лучше узнают друг друга и поймут, как взаимодействовать на поле. В то время, когда я приехал в «Динамо», в команде были футболисты, много лет игравшие вместе – Шовковский, Ващук, Дмитрулин, Головко, Белькевич, Хацкевич, Гусин и другие. Они чувствовали друг друга и знали, куда бежать и где ожидать передачу. Думаю, скоро в «Динамо» так будет снова.

– Кого из нынешнего состава киевлян можете выделить?  
– Мне понравились Цыганков и Шапаренко, который играет под 10-м номером.

– А в мировом футболе кто вам нравится из молодых футболистов?
– Есть много молодых перспективных игроков. Могу назвать Фила Фодена из «Манчестер Сити», 17-летнего Ансу Фати из «Барселоны».  

– Вы поиграли в Украине, Румынии, Хорватии и Турции. В каком чемпионате чувствовали себя наиболее комфортно?
– Мне было комфортно везде. Я такой человек, который быстро адаптируется, для меня это не проблема. В «Динамо» было хорошо – я выступал в Лиге чемпионов, для меня это было очень важно. В Турции меня поддерживали и любили, болельщики скандировали мою фамилию на каждой игре. В Сплите тоже не было никаких проблем, а про родную Румынию даже не говорю – во всех чемпионатах было хорошо.

– После 2005 года вас перестали вызывать в сборную Румынии. Причина – в конфликте с тогдашним тренером Пицуркэ? 
– Да, это было из-за тренера, они решили не вызывать меня в сборную. Даже сегодня не могу сказать, почему так случилось. Конечно, обида была, потому что играть за национальную команду своей страны – очень важно. Но если так получилось, уже ничего нельзя поделать.

– Вы завершили карьеру довольно поздно – в 38 лет. В чем секрет, как удалось на протяжении такого долгого периода быть в форме? 
– К счастью, у меня не было операций и тяжелых травм. Возможно, в этом и заключается причина, почему я смог играть до 38 лет. Ведь правильно восстановиться после серьезных повреждений и операций – очень сложно. Если реабилитация пойдет не так, то у тебя будут проблемы все время. В этом плане мне очень повезло.

– На каком этапе карьеры поняли, что не хотите быть тренером, и выбрали карьеру менеджера?
– Тренеров все время увольняют и меняют, так что лучше я буду сидеть в офисе и сам менять тренеров (смеется).

– Работая спортивным директором, по игре в футбол не скучаете? Выступаете за ветеранские команды?
– Скучаю. Меня приглашают играть за команды ветеранов сборной Румынии, бухарестского «Динамо». Когда есть возможность – тренируюсь, поддерживаю форму.

– «Волунтари» – молодой клуб, который сейчас борется за выживание в Лиге 1. Какие задачи ставите перед собой на ближайшие годы? Ориентируетесь на молодежь?
– На сегодняшний день ситуация такая, что мы даже не знаем, что будет завтра. Наша цель – остаться в Лиге 1. У нас уже действует академия, там занимаются 800 детей, и мы планируем развиваться в этом направлении. Если хотим стать серьезным клубом, нужно начинать с детского футбола. А потом придет и результат.

– В ближайшем будущем видите себя в «Волунтари»?
– Да, пока работаю здесь. Если появится другой вариант, который будет лучше для меня, возможно, рассмотрю его. Но сейчас стараюсь делать все для развития «Волунтари».

– Не могу не спросить про ситуацию с коронавирусом в румынском футболе. В СМИ была информация, что один из игроков «Волунтари» имел подозрение на COVID–19 – насколько это соответствует действительности? 
– Это была непроверенная информация, которую опубликовала пресса. Мы проводили два теста – экспресс-тест и анализ ПЦР. Результаты первого теста даже не успели прийти, а в СМИ появилась новость, что у нас есть футболист, который заражен коронавирусом. Однако второй тест был негативным у всех игроков. Инфицированных у нас нет. Сейчас мало футбольных новостей, поэтому СМИ начали что-то придумывать.

– Уже вернулись к командным тренировкам?
– Да, мы начали тренироваться в понедельник, 18 мая. Сейчас занимаемся группами по 3–4 человека, а через 14 дней проведем еще одно тестирование. Если все будет хорошо, сможем начать нормальный тренировочный процесс всей командой и возобновлять чемпионат.

– Уже известно, когда может быть возобновлен чемпионат Румынии? В СМИ даже была новость, что рассматривался вариант доиграть лигу в Турции... 
– Все хотят начать играть. Телевидение, спонсоры терпят финансовые потери в отсутствие футбола. Поэтому руководство лиги сейчас решает, что делать. Думаю, будет очень тяжело. Но посмотрим, что они решат. Если у каких–то игроков будет обнаружен коронавирус, тогда все, чемпионат не будет доигран.

– Флорин, хотели бы что-то передать болельщикам «Динамо», которые вас помнят и любят?
– Болельщики должны понимать, что хоть команда не всегда выигрывает, но игроки стараются делать все ради победы. В этом и прелесть футбола, там случается много сюрпризов. Поэтому болельщики должны поддерживать свою команду и быть с ней все время, если, конечно, ее любят. Футбол без поддержки фанов – для меня это не футбол. Игры без зрителей можно сравнить с тишиной в театре. А настоящий футбол – совсем не такой.

 

22 мая 2020 12:29







Комментарии


Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация, Вход



Поделиться

РЕТРО. Динамо в Мілані. Перше турне. Унікальні кадри

 

27 мая 2020 08:35

Григорій Мамка щодо проміжних результатів роботи ТСК по справі А. Павелка

 

20 мая 2020 11:09

Григорій Мамка – про необхідність продовження роботи ТСК Верховної Ради, що розслідує «справу Павелка»

 

17 мая 2020 11:26