Сегодня 22 июля 2018

Первопроходцы. Михаил Коман

Семен СЛУЧЕВСКИЙ, «Футбольный клуб»

Третьим «богатырем» в тренерском штабе киевского «Динамо» помимо Вячеслава Дмитриевича Соловьева и Виктора Васильевича Терентьева в 1961 году, когда бело-синие завоевали свой первый комплект золотых медалей, был Михаил Михайлович Коман. Он вообще рекордсмен в славном списке звездных футболистов столичного клуба по продолжительности работы в нем: с начала 1949 года до дня кончины – 21 февраля 2015 года. 66 лет… 

 

Читайте также:
Первопроходцы. Вячеслав Соловьев

Первопроходцы. Виктор Терентьев

Коман родился в 1928 году. В футбол играл с детства. Он один из самых ярких образцов первой «закарпатской» плеяды футболистов, освеживших кровь «Динамо» в конце 40-х годов. Лавер, Фабиян, Тофт, Михалина, Юст, Сенгетовский, Попович. Позднее «закарпатскую колонию» бело-синих пополнят Турянчик, Сабо, Гаваши. Затем – Медвидь и Решко. Еще позднее – Рац.

Их до сих пор часто называют венграми, т.к. действительно большинство этих игроков из многонационального закарпатского края как раз и были мадьярами. Ошибочно венгром называли и Комана. Признаюсь, я и сам так полагал многие годы.

Мое заблуждение исправил сам Михал-Михалыч при довольно нетипичных обстоятельствах. В середине 90-х годов для самой популярной футбольной программы того времени «Футбольное обозрение» мне довелось брать интервью у одного из наиболее выдающихся форвардов за всю историю любимой игры Ференца Пушкаша.

Сами понимаете, венгерского языка я не знаю, переводчиком как раз и был Коман. После интервью я поблагодарил «толмача», при этом опрометчиво заметил: «Все-таки не забываете родной язык, Михаил Михайлович». Коман улыбнулся и поведал, что он отнюдь не венгр, а словак. Поэтому его формально правильно называть не Михаил, а Михал. Коман и начинал играть в словацкой команде закарпатского Виноградово. Дальше у нас с ним поменялась тема диалога.

undefined

   
Меня всегда занимал вопрос: почему такая большая доля в советском футболе послевоенной поры, прежде всего, в киевском «Динамо» именно закарпатцев. Помимо тамошних динамовцев, чьи имена вы уже знаете, в ЦДСА (нынешнем ЦСКА) играл Беца, в минском «Динамо», позднее в московском «Спартаке» – Мозер. Этот вопрос я и задал Коману. В ответ он поделился собственной версией: война!

Война, – считал Михал-Михалыч, – дважды жестоко прокатилась по Украине. И молодые футбольные таланты либо погибли на фронтах, либо были истощены. А тихие и уютные закарпатские городки и села безжалостность войны странным образом обошла стороной. И юное поколение с утра до вечера играло в футбол.

Причем это был несколько другой футбол, чем у нас в Киеве, в Центральной и Восточной Украине. Более связанный с техничными традициями довоенного венгерского, австрийского, чехословацкого. Коман сам играл не только в словацких юношеских командах Закарпатья, но и в венгерских, в украинских. В составе ужгородского «Спартака» и сборной Закарпатской области Коман стал чемпионом УССР и серебряным призером первенства юниоров Союза. Вот большинство того «Спартака» и пополнило состав столичного «Динамо».

ХИТРАЯ «ДЕСЯТКА»

Он всегда играл под №10. В ту пору номера на футболках были не именные, тогда они четко обозначали позицию на поле. Центрфорвард – всегда «девятка». А самый умный, тот, кто организовывает атаки – «десятка». Термин «плеймейкер» появился позднее.

Коман приглашался в сборную Союза, но лишь во вторую. В чем причина? Кто же были более крутые «десятки» в 50-годах, и в чем они превосходили Комана своей игрой? В «Списках 33-х лучших» Михал-Михалыч «светился» трижды: в 1955 – третьим на этой позиции, в 1956 и 57 годах – вторым. Чаще него были спартаковец Сергей Сальников и тбилисский динамовец Автандил Гогоберидзе.

Сальникова мэтр тренерского цеха той поры, которого весьма почитал Валерий Васильевич Лобановский, Борис Андреевич Аркадьев считал самым техничным футболистом «одной шестой планеты» середины ХХ века. Но помимо техники Аркадьев отмечал в спартаковце высочайшую полезность в другом мастерстве, которую сам наставник назвал «тактикой эпизода».

«Десятка» грузинского «Динамо» отличался лидерскими чертами, а это особенно важно для команд южан, в которых обычно каждый сам себе «король». А еще именитый тренер видел в Гогоберидзе (цитирую знаменитую книгу Аркадьева «Тактика футбольной игры»): «Футболиста, разумно ведущего общую игру, знающего толк в тактическом розыгрыше, соблюдающего вечно ценимое чувство меры в соотношении «я» и «мы».

В чем же «фишка» киевской «десятки» Комана, чем больше всего запомнилась его манера игры? Конечно, как и у Сальникова, и Гогоберидзе – техничностью, маневренностью, работоспособностью. Но такие качества могли предъявить и другие.

А уникальность, без преувеличения, футбольного почерка Комана объяснялась двумя компонентами, которые сами по себе – исключительный товар. Это редчайшее чутье голевой позиции, т.е. умение оказаться в нужном месте и в нужную секунду, чтобы принять от партнеров голевой пас, и при этом так неожиданно для оборонцев другой команды, что они всегда в итоге оставались беспомощными.

И не только – голевую передачу от партнеров. Если бы велась статистика, кто больше всех забил голов на добивание от отразивших первый удар вратарей, то тут Коману, вероятно, не было бы равных до наших дней. На то, что голкипер через мгновение не возьмет мяч намертво, а будет вынужден его отбивать, и куда именно отбивать, у него был нюх хищника. Оттого за футболистом Команом закрепилась слава «хитрована №1 советского футбола».

undefined

   
Но Коман никогда не был «жадиной», чтобы только самому забивать мячи. Как раз второй его уникальной чертой игрока было умение почувствовать партнера, чтобы отдать тому результативную передачу. Особенно эффективно это получалось у Комана в связке с Войновым. Михал-Михалыч не раз и не два наматывал двух-трех защитников и уже чуть ли не из пределов штрафной площадки неожиданно для всех откидывал мяч далеко назад под «рабочую» правую ногу Войнова. Точные и сильные удары того по нижним углам ворот – это был ужас для вратарей соперников. 


Достижения Комана в составе киевского «Динамо» с 1949-го по 1959-й годы могут сегодня кому-то показаться скромными: «всего» один Кубок СССР в 1954-м, причем именно он стал автором «хрустального гола». Всего одно серебро в 1952-м году. Но это как посмотреть!

Не просто один Кубок, а именно самый первый Кубок в истории «Динамо». Да и серебро для записного середняка турнирной таблицы того времени – тоже подвиг. Всего он выходил в динамовской футболке в 170 матчах, забил 62 гола.

ВЕЧНЫЙ ЧЛЕН ТРЕНЕРСКОГО ШТАБА

В 1959-м, в возрасте 31 года, Коман завершил карьеру футболиста, но остался в «Динамо» надолго. Много лет отданы тренерской работе. Коман никогда не стремился стать самым первым, хотя весной 1973-го и осенью 1976-го ему приходилось быть и главным тренером «Динамо». В 1974 -76 годах – директором и старшим тренером динамовской детско-юношеской школы.

Его устраивала работа рядового члена тренерского штаба, а главное, его работа устраивала многих главных тренеров «Динамо». Таких знаменитых и таких разных по характеру: Вячеслава Соловьева, Виктора Маслова, Александра Севидова, Валерия Лобановского – в паре с Олегом Базилевичем, а затем уже самого.

undefined

  
Конечно, умнейший на поле Коман мог и выстраивать тактические схемы, и определить позицию каждому футболисту, и даже показать на тренировке технические приемы на довольно приличном уровне. Но его «коньком» как тренера была именно психологическая и воспитательная работа.

Вот эту тему можно иллюстрировать бесконечно, вспоминая, как он помогал начинающим футболистам, которые затем доросли до статуса звезд. Можно, но не стану. Вспомню лишь один пример. В 1964 году «Динамо» принял Виктор Маслов. Для него стало сюрпризом, что за дубль киевлян периодически играет молодой вратарь, воспитанник его родного клуба, где Виктор Александрович был капитаном команды, когда сам еще играл, а затем долгие годы работал тренером, притом тренером успешным. Конечно, этим родным клубом было московское «Торпедо». Прошло немного времени, и Маслов принял решение убрать из состава резервистов этого самого вратаря, своего земляка.

Лишь только аргументы Михаила Михайловича Комана убедили великого «Деда» не обрывать карьеру начинающему голкиперу. Однако тут взбунтовался сам «воротник» и даже сел в поезд, чтобы укатить в родную Белокаменную. И вновь проявил себя «добрый гений» Михал-Михалыч – он буквально вытащил гордеца из вагона. Таким образом, для команды, для всего украинского и советского футбола был спасен один из лучших киперов бело-синих за всю историю команды. Вы догадались, это был Евгений Рудаков.

Возможно, поэтому в советские времена Коман долгие годы занимал такую специфическую должность как начальник команды «Динамо Киев», а в недавнюю пору руководил самыми юными – «Динамо-3». Только один перечень имен его воспитанников занял бы не одну страницу.

Михаил Михайлович Коман – славный представитель первой чемпионской когорты «Динамо».

24 января 2017 18:05







Комментарии


Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация, Вход

Viagra Efectos En Mujeres Order Kamagra Uk cialis Cialis Y Lactancia

2018-02-21 18:15




Поделиться

Федерация разворовывания Украины

 

22 июля 2018 09:10

Григорій СУРКІС. Історія одного ювілею

 

21 июля 2018 14:32

Адвокат Скупинский: «НАПК обязан проверить законность деятельности главы ФФУ Павелко»

 

20 июля 2018 17:44