Сегодня 19 октября 2020

Миссия – выполнима!

«Футбольний клуб»

Григорий Суркис отмечает день рождения. В свои 71 он по-прежнему так же растворен в футболе, так же активен и целеустремлен. Он не живет прошлым, хотя слова, поступки и свершения былых лет сами говорят за именинника. Собственно, о них и идет речь в начальной главе книги «Эпоха Суркиса», увидевшей свет год назад, к юбилею Григория Михайловича...

Современный наш футбол рождался-перерождался несколько раз: и в принятом за официальную дату 1894-м, когда во Львове состоялся первый матч, оставшийся в документах; и в прокрустовых рамках советской эпохи; и на исходе века двадцатого, после обретения Украиной независимости. Каждый из этих периодов нуждался в просветителях, пророках, которым, как известно, далеко не всегда гарантировано признание в своем отечестве.

В наследство от распавшегося СССР наша страна получила не только шлейф вечных футбольных рекордов киевского «Динамо», но и пышный ворох проблем, неизбежных на любом переломном этапе истории. Эйфория быстро сменилась констатацией кризиса, на фоне которого невыигрыш столичным клубом чемпионства в премьерном независимом первенстве представлялся еще далеко не ягодками. В отсутствие фигур масштаба Лобановского движение сине-желтого мяча все больше походило на броуновское: чиновники, оказавшиеся у футбольного штурвала, в прежние годы были разве что дисциплинированными исполнителями, а новые времена требовали нового мышления, новых стратегий и подходов, нового ритма.

Абсолютная логика и яркая символика заключены в том, что вызов безвременью, бессистемности и бесперспективности бросили именно динамовский клуб и его новое руководство во главе с президентом Григорием Суркисом.

О ситуации, в которой оказалось «Динамо» летом 1993-го, сказано и написано очень много разного. События, потрясшие тогда визитный клуб страны, кто-то до сих пор называет «июльским переворотом», кто-то – «рейдерским захватом», в духе трендов из более поздних времен, когда владельцы преуспевающих компаний часто сменялись силовыми методами. Однако вряд ли назовешь успешным клуб, долги которого на тот момент достигли астрономических пяти миллионов долларов и ежедневно росли, который заложил под кредиты не только инфраструктурную недвижимость, но и автомобили своих игроков!

«В очереди за «Динамо» никто тогда не стоял, – много позже делился воспоминаниями Григорий Суркис в общении с прессой. – И, соответственно, тратить деньги на его развитие никто не желал. Это потом уже, когда мы вывели клуб на солидный европейский уровень, он стал лакомым кусочком – кое-кто делал все возможное и невозможное, чтобы прибрать его к рукам. Мною и моими партнерами в 1993-м двигала единственная цель – помочь в тяжелое время клубу, любимому с детства. Не словами, но реальными делами мы эту свою любовь доказали...»

Спасение клуба-банкрота проходило под пристальным контролем государства, едва не лишившегося одного из своих символов. И Президент Леонид Кравчук, и премьер-министр Леонид Кучма держали руку на пульсе процесса, не требовавшего ни копейки из казны. Более того – перемены в «Динамо» позитивно сказались на всем украинском футболе, которому вернули утраченные позиции, вернули амбиции и надежды, вернули Валерия Лобановского.

Известно, что Мэтр всегда неохотно признавался в своих ошибках. Тем ценнее одно из откровений, произнесенное вскоре после возвращения в «Динамо» осенью 1996-го.

«В 1993-м, когда происходили революционные события в моем родном клубе, я был на стороне Виктора Безверхого, – сказал старый-новый главный тренер киевского коллектива, предваряя тост на товарищеском ужине на базе клуба в Конча-Заспе. – Даже обращался к Леониду Кравчуку с просьбой вмешаться, разобраться и дать тогдашнему руководству «Динамо» возможность спокойно работать. Но прошло время, и я убедился, что был абсолютно неправ... Мне наушничали на Суркисов, настраивали против них, используя мою оторванность от полной информации. Сейчас понимаю, насколько непорядочно это было – по отношению как к братьям, так и ко мне. И признаю это, поднимая бокал за тех, кто реанимировал мой клуб, кто ведет его вперед и с кем я буду с удовольствием работать!»

Такая оценка из уст человека, чей авторитет по части организации футбольного дела был и остается непререкаемым, сродни знаку качества. Но еще больше в пользу людей, вовремя подхвативших динамовское знамя, говорили результаты команды – да не в первенстве и Кубке Украины, а на самой престижной арене – в Лиге чемпионов УЕФА.

Громкие победы над испанскими «Барселоной» и «Реалом», английским «Арсеналом» и нидерландским ПСВ, выход в четвертьфинал турнира, а на следующий год в квартет сильнейших, похоже, еще долго будут оставаться ориентирами для отечественных клубов – как итог усилий интеллекта и души, давших плоды благодаря вере и воле, самоотдаче и самоотверженности, вдохновению и творчеству.

Да, Лобановский приводил свое «Динамо» и к европейским трофеям, выходил с ним и ранее в полуфинал главного клубного турнира. Но, во-первых, Лига чемпионов стала уже куда более высоким уровнем – что в соревновательном, что в коммерческом плане. Во-вторых, самому тренеру пришлось трудиться в совершенно новых, «рыночных», условиях. И в этом свете невозможно переоценить роль Григория Суркиса, сумевшего стать для гениального специалиста футбола не просто заинтересованным работодателем, но – увлеченным партнером и верным, искренним другом.  

«...Любой эксклюзивный продукт нужно сперва создать, прежде чем получить от него удовольствие. Вот тут-то как раз и появляется место для подвига каждого конкретного украинца, который хочет изменить свое бытие, а вслед за ним и сознание, приблизив его к европейским стандартам жизни. Разве это не является заветной мечтой многих поколений наших сограждан? Однозначно − да! Так почему же не аккумулировать эти миллионы похожих желаний в единую идею, придав ей статус национальной?»

Эти слова Григорий Михайлович произнесет в период подготовки Украины к Евро-2012, что обнажает последовательность нашего героя как одну из самых твердых граней его характера. Сперва – создать! Именно с этим и за этим Суркис пришел в свое время в «Динамо», вряд ли имея ясное представление о том, каким должно быть светлое будущее прославленного клуба, но будучи готовым к любым затратам – финансовым, имиджевым, моральным. Будучи готовым к шишкам и ссадинам, к непопулярным мерам, к критике и критиканству, к непониманию и зависти.

В течение четверти века динамовская история продолжала прокладывать русло подобно стремительному горному потоку – с виражами, перекатами и водопадами. Клуб не покорился ни временам с их переменами, ни обстоятельствам с причинами и последствиями, ни «человеческому фактору». Вместе со своим детищем закалялись, становились крепче и братья Суркисы. Игорю, нынешнему президенту клуба, доводится выслушивать куда больше претензий, нежели его предшественнику и старшему брату. Желающих поучаствовать в футбольном проекте финансово, как и в 1993-м, не найти днем с огнем. Зато советников, добровольных консультантов-всезнаек и – да! – экспертов около самого именитого украинского коллектива отнюдь не уменьшилось.

Да и болельщик – изменился, стал в цифровой век более «подкованным», «продвинутым» и информированным, более категоричным, но – менее толерантным и совсем уж в духе времени нетерпеливым. Тем, кто вкладывает деньги в футбол, платя дань своей юношеской Любви, часто приходится работать без каких бы то ни было надежд на снисходительность и уж тем более – на благодарность.

Столь же альтруистически выглядели в расцветшем под началом Лобановского «Динамо» его руководители – в роли машинистов локомотива, тянущего украинский футбол к новым свершениям и горизонтам. Личный пример опять-таки был облечен в реальные дела – создание Профессиональной лиги, упорядочение всего футбольного процесса, оптимизация работы его институтов по лучшим международным образцам, приоритетность принципов независимости судейских и дисциплинарных органов, возведение в степень безапелляционности интересов национальных команд на всех уровнях – инфраструктурном, кадровом и финансовом.

В те годы, когда Григорий Суркис возглавлял ПФЛ, именно там, а не в ФФУ, бился реальный пульс футбольной жизни, в которой по-прежнему хватало проблем, перекосов и перегибов, но в которой все пронзительнее звучало ощущение неотвратимости будущих успехов.

Он мог быть твердым, словно кремень, если дело касалось проблем сборных Украины, нечистых на руку судей, зарвавшихся администраторов или любителей побаловаться допингом. И проявлял гибкость, если появлялась возможность реально усилить конкуренцию в чемпионате страны – через поддержку тех меценатов и клубов, которые интересы Игры и Болельщика ставили во главу угла.

Вместе с украинским футболом он рос как функционер. Никогда не боялся публичности и общения с прессой, дополняя природное обаяние мастерством пламенного оратора. Твердо усвоил, что караван должен идти, несмотря на лай придорожных дворняг. Научился не отвлекаться на досужие споры с теми, кто делам предпочитает пустопорожнюю болтовню. Закалил врожденное умение прощать и не быть мстительным. Отточил еще массу умений и навыков, необходимых футбольному созидателю, привыкшему мыслить стратегически, заглядывать на несколько ходов вперед.

С его легкой руки наш футбол официально стал биполярным: уходя с должности главы ПФЛ на место президента национальной федерации, Григорий Михайлович порекомендовал сделать своим преемником представителя уже тогда крепко ставшего на ноги и подкачавшего мускулы донецкого «Шахтера». И настоял на этом, несмотря на мнение большинства тех, кто входил в круг ближайших соратников.

Человек, умудренный не только спортивным, но профессиональным и жизненным опытом, конечно же, не был столь наивен, чтобы надеяться в тот момент на безоблачное и бесконфликтное сосуществование «центра» с «провинцией», где «не гонят порожняк», где растущие турнирные аппетиты подкреплялись бездонной, по сути, мошной главного местного любителя футбола.

Но в дальнейшем – в неистовой схватке двух идеологий, двух образов жизни и мышления, двух обреченных на непонимание миров – он ни разу не опустился до склочничества, не позволил эмоциям одержать верх над разумом, не унизил себя предательством. Его – предавали, и не раз. Предавали поодиночке и стаями. Не только яростные оппоненты, но и вчерашние слащавые друзья. Молча или прикрываясь разного рода «конфликтами интересов». По глупости либо из выгоды. Он же – слеплен из иного теста. И уж точно – по-другому воспитан. Кто не верит, пусть спросит у брата Игоря и отца Михаила Давидовича, который в этом году отмечает вековой юбилей. Или у Леонида Кравчука и Леонида Кучмы. У Мишеля Платини...  

«Я не ангел, но и не дьявол. Суркис – такой же живой человек, как и каждый из вас. Со своими слабостями, принципами и жизненной позицией. Я умею ценить дружбу и партнерские отношения. Умею любить, прощать и ненавидеть. Так же, как и вы. У нас – футбольных людей – очень много общего. Поверьте, гораздо больше, чем того, что может разъединять.

Поэтому – вот вам моя рука. Не мстящий кулак, а открытая ладонь. Всем и каждому, кто снова решил занять свое место в команде, или же сделает это впервые. На повестке дня – множество нереализованных планов. И, как всегда, нехватка времени и материальных ресурсов. Поэтому любая здоровая инициатива – не наказуема. Давайте не терять время на топтание на месте, а тем более – на интриги, которые тянут жилы из всех нас! Никакого двойного смысла в моих словах нет, все предельно откровенно и прозрачно. Дом футбола никогда не будет банкой с пауками. Во всяком случае, пока федерацию возглавляет Суркис!..»

Кто не помнит этого его обращения к членам Исполкома ФФУ в марте 2011 года? Многие из сидевших за столом высшего исполнительного органа федерации не поднимали глаз от стыда. Всего несколькими месяцами ранее они пытались выудить свою рыбку в мутной, с использованием административного давления, кампании по захвату футбольной власти в стране. Категорически против оказался УЕФА, где на подобные вмешательства государства реагируют однозначно жестко. А ведь Украина пребывала на этапе активной подготовки к Евро-2012!

В ситуации, угрожавшей нашей стране неслыханным позором, без большой политики, естественно, не обошлось. «Все будет Донбасс!» – этот лозунг некоторое время пользовался особым спросом и в коридорах власти, и особенно за ее кулисами. Но в цивилизованном футбольном обществе отточенные политтехнологии понимания не нашли. Международный имидж Украины в очередной раз спас аполитичный Григорий Суркис – главный идеолог совместной с Польшей заявки на проведение континентального футбольного форума.

В свое время он прямо заявил: «Если мне придется выбирать между политикой и футболом, я выберу футбол». И от этого кредо не отступал ни в те моменты, когда политическую подоплеку пытались подвести под инициативу уроков футбола в школах, ни в условиях «конфликта интересов», ни, тем более, в ответственный период «пятилетки Ренессанса» – после победы украино-польского дуэта в тендере за право провести Евро-2012.

Более того – свою равноудаленность от всех политических сил он поставил на службу делу, вынуждая в отношении футбольного форума находить точки соприкосновения и общие знаменатели тех представителей украинской элиты, которые в любых других аспектах являлись непримиримыми антагонистами.

«Коридоры власти − это не вожделенная высота, которой мне хотелось бы завладеть во что бы то ни стало, они меня не искушают, – говорил Григорий Михайлович в те дни. – Я по натуре человек творческий, а творчество − это, в первую очередь, свобода импровизации. Поэтому я и не в парламенте очередного созыва, а во главе уникального гуманитарного проекта под названием Евро-2012...»

Этот проект он в буквальном смысле выносил, выстрадал. В течение восьми лет пользовался, как сам шутил, привилегией на круглосуточную работу. То, что многие сразу окрестили «аферой», он наполнял смыслом и приближал к реализации. Сначала заразил верой в успех соотечественников и соседей-поляков. Затем – нашел аргументы для членов Исполкома УЕФА, вдохновив тех на поистине историческое решение.

Вспоминал, как беседовал с представителем Германии в преддверии завершающего этапа, перед вынесением вердикта относительно будущих хозяев Евро-2012.

«Спросил коллегу за обедом: «Скажи, за счет чего ваша страна поднялась, фигурально выражаясь, с колен в 1954 году?» Он отвечает: «За счет того, что выиграла чемпионат мира по футболу, почувствовала себя нацией − вдохновленной, эмоционально заряженной, уверенной в том, что может сплотиться вокруг этого события и совершить чудо». И это чудо свершилось! Германия прогрессировала, демонстрируя бурный рост экономики и быстро став в один ряд с наиболее развитыми странами...

Каким образом Германия провела в 2006 году лучший за все времена финал чемпионата мира? Только за счет того, что страна впервые после поражения во Второй мировой войне, после искусственного раскола почувствовала себя единой. «Дайте и нам такой шанс, − убеждал я коллегу, − ты можешь помочь моей стране, чтобы она, получившая независимость всего 15 лет назад, так же, как Германия в 1954-м, бурно прогрессировала в экономическом, социальном, инфраструктурном плане...»

Подобного рода беседы Григорий Суркис проводил и с другими членами исполкома. Хотел, чтобы те поверили: у украинцев есть возможность стать такими же европейцами, как они. Находил аргументы и комментарии, которые давали возможность членам взыскательного жюри дальнейшее волеизъявление в рамках тайного голосования определять в соответствии с тем, насколько был логичен, рационален и убедителен их украинский коллега. И в конечном итоге это принесло Украине и Польше восемь голосов – абсолютную победу!

В его каденцию как президента ФФУ футбол в Украине впервые выкристаллизовался в национальную идею – летом 2006-го страна в едином порыве болела за свою сборную, дошедшую до четвертьфинала мирового первенства. Объединение вокруг Евро-2012 стало новым качественным уровнем самоидентификации украинцев, широченным шагом по направлению к цивилизации. «Не теряю надежды, что после проведения этого футбольного форума мы сильно повзрослеем как общество», – обронил как-то Григорий Михайлович. Словно предвидел – и успех Евро-2012, и последующие события, вплоть до Революции Достоинства, символично разворачивавшейся из-под знаменитой колоннады динамовского стадиона.

«Следует расценивать европейский футбольный праздник как неотъемлемую составляющую жизни всего нашего общества. Оно уяснило исключительность исторического момента и готовится воспользоваться им для масштабной трансформации своего нынешнего социально-экономического состояния. Подавляющее большинство людей уже воспринимает подготовку к Евро-2012 как реальные шаги к более современной и более совершенной европейской модели качества жизни. Сделать ее доступной для каждой украинской семьи как раз и призван этот авторитетный турнир.

Чтобы выйти из возникшего кризиса более сильными, чтобы получить новые возможности для эволюционного развития нашей страны, обязательно нужно преодолеть все испытания. В том числе испытания на мудрость политиков, которые сегодня, в рамках своих персонифицированных партийных и личностных интересов, не должны забывать о главном. А главное − это страна и те люди, которые нам доверяют. Преодолевая очередные проблемы, я думаю не о своем месте в этой жизни, а о том, какую страну мы хотим построить для грядущих поколений».

Слова стратега и мудреца, для которого Евро-2012 стал поистине смыслом жизни на том ее этапе. Слова человека, привыкшего нести ответственность за свои обещания – с одной стороны перед согражданами, с другой – перед УЕФА. В течение пяти лет амплитуда его настроения менялась в зависимости от сводок со стройплощадок и из высоких кабинетов – от эйфории до уныния. Во время координационных заседаний, предварявших визиты на «ковер» к футбольному начальству, президент ФФУ подчас был чернее тучи. Возвращаясь с заседаний Исполкома УЕФА с очередной выбитой, отвоеванной радостной вестью – улыбался в свете софитов, однако взгляд предварял каждое новое суровое предупреждение: Украина, как партнер Европейского футбольного союза, ходит по тонкой проволоке над пропастью несостоятельности и несолидности.

К счастью, все сроки были выдержаны, все планы – реализованы. Евро-2012 стал лучшим в истории континентальных финалов, Украина предстала перед Европой гостеприимной хозяйкой и надежным партнером, УЕФА открыл для своих проектов восточное направление, а Григорий Суркис логично получил очередное повышение – пост вице-президента УЕФА.

Оставляя должность главы ФФУ – авторитетной и преуспевающей организации, он задал ориентиры и оставил стандарты качества по части профессионализма, инициативности, последовательности, хозяйственности, сплоченности и эффективности командной работы, умения зарабатывать и с умом тратить деньги, способности прогнозировать векторы и тенденции развития современного футбола.

Как характерный пример – активно лоббируемый им в свое время лимит на легионеров, один из поводов для обвинений в «конфликте интересов». На сегодня мы имеем, с одной стороны, возглавляемое его братом киевское «Динамо», в котором выходит до 10 украинцев, прошедших систему подготовки клуба, с другой – проблемную скоропостижную натурализацию бразильца, которого затем пришлось изымать из сборной под предлогом перелома ребер.

Легко сравнить «результативность» деятельности ФФУ при Суркисе и при двух следующих президентах: четвертьфинал чемпионата мира, «серебро» молодежки на Евро-2006 и «золото» юношей на домашнем Евро-2009 – против череды скандалов, катастрофического управленческого кризиса и утраты международного имиджа. Даже триумф команды 20-летних на мировом первенстве в Польше стал возможен во многом потому, что в свое время Григорий Михайлович разглядел тренерский талант Александра Петракова и не дал его «съесть» после первых неудач.

О кадрах нынешней ФФУ, стыдливо сменившей название, увы, и говорить нечего. Ладно бы еще только дилетанты расселись в креслах руководителей, но ведь речь идет о лицемерах, патологических лжецах и казнокрадах, презирающих законы и преследуемых правосудием! Заслуживает ли таких начальников наш футбол – вопрос отнюдь не праздный. Особенно с учетом всех трудностей, испытываемых страной на нынешнем переломно-историческом этапе...

Все великое видится на расстоянии. И – в сравнении. Приходится сожалеть о том, что, лишаясь действительно харизматических фигур, мельчает наша политическая элита. В элите футбольной дела обстоят ничуть не лучше. Трудно представить себе кого-то из многочисленных самозваных «кризис-менеджеров», способных на реальные дела и поступки. Где богатыри, которые могли бы избавить НСК «Олимпийский» от незаконной застройки? Где мудрецы, к которым в УЕФА прислушались бы относительно разумного решения проблемы статуса аннексированного Крыма? Где генераторы национальных идей, авторитеты и лоббисты украинских интересов? Где те, кому по плечу затащить в нашу страну еще один большой финал? Где, наконец, такие, для которых футбол не считался бы кормушкой и ширмой?..

Григорий Михайлович оставил украинскому футболу не только роскошный офис и полную казну, которую нерадивые наследники умудрились разбазарить. Не только высокие места национальных команд в турнирах и рейтингах. Благодаря ему в футбольном лексиконе укоренились на десятилетия вперед некоторые мемы. Словосочетаниям «люди Суркиса» или «конфликт интересов» уготована столь же долгая жизнь, как конструкциям «урок футбола» и «дипломатия кожаного мяча».

Да и все его титулы и статусы – как официальные, так и народные, завоевывались с грифом «без срока давности». Спаситель киевского «Динамо»; человек, вернувший нам Лобановского; крестный отец Евро-2012; прораб пятилетки Ренессанса; президент футбольной Украины.

Человек, для которого любая миссия в футболе – выполнима...

4 сентября 2020 13:40







Комментарии


Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация, Вход



Поделиться

Интервью Григория Суркиса после матча за Суперкубок Украины

 

26 августа 2020 04:56

Михаил Суркис – как болеть за «Динамо» и прожить 100 лет

 

06 февраля 2020 16:40

Документальный фильм «Эпоха Суркиса»

 

26 ноября 2019 15:00

Мишель Платини, Давор Шукер и Шенес Эрзик – о Григории Суркисе

 

06 сентября 2019 01:15

Александер Чеферін: «Для мене задоволення і честь бути на ювілеї Григорія Суркіса»

 

05 сентября 2019 16:00

Григорію Суркісу - 70! Теплі слова від брата

 

04 сентября 2019 08:05

Григорій СУРКІС. Історія одного ювілею

 

21 июля 2018 14:32

Григорий Суркис о памяти и наследии Лобановского

 

29 мая 2018 15:15