Сегодня 1 апреля 2020

Турянчик: «Маслов убедился, что я не стукач»

Василий МИХАЙЛОВ

Даже не припомню, когда в последний раз на мукачевском стадионе «Авангард» собиралось столько народу, как в минувшую субботу. Болельщики пришли поздравить своего земляка, легендарного капитана киевского «Динамо» Василия Турянчика, который накануне отпраздновал 80-летие. Именно этому событию был посвящен турнир среди команд ветеранов.

Юбилеи хороши тем, что, во-первых, можешь услышать много теплых слов в свой адрес, – говорит заслуженный мастер спорта Василий Турянчик. – Во-вторых, появляется возможность встретить старых знакомых...

– В свое время Закарпатье справедливо называли кузницей футбольных талантов, ведь только за команды мастеров бывшего Союза выступало больше пятидесяти местных воспитанников. А вы в детстве о чем мечтали?
– Не буду оригинален. Как и большинство моих сверстников, мечтал стать футболистом. Хотя, конечно, сказать, что видел себя в киевском «Динамо», было бы неправдой. Поскольку мои родители занимались земледелием, и семье приходилось считать каждую копейку, то мне со старшими братьями ничего не оставалось, как босиком гонять мяч. И когда мой первый тренер Кароль Сабов подарил мне за образцовое поведение свои старые бутсы, я чувствовал себя самым счастливым человеком. Был даже готов ночевать на футбольном поле.

«Вместо «Динамо» мог оказаться в ЦСКА»

– Впрочем, мои амбициозные планы едва не рухнули, когда на одной из тренировок один из моих братьев получил серьезную травму, и отец запретил даже приближаться к стадиону. Ноя далеко не всегда был послушным сыном...

– А у кого вы брали первые профессиональные уроки футбольного мастерства?
– Это уже было, когда я служил в армии и выступал за команду Окружного дома офицеров из Львова. В свое время эта команда в столице Галичины была не менее популярна, чем подхватившие у нее эстафету «Карпаты», завоевавшие в 1969 году Кубок Союза. Тогда за армейцев выступали представители не только западных областей Украины, но и многих других регионов СССР. Опекал нас знаменитый в прошлом нападающий Алексей Гринин – многократный чемпион Союза в составе московских армейцев. Вот Гринин и учил, как соблюдать игровую дисциплину на поле и находить самый короткий путь к воротам. И это у него хорошо получалось, не случайно на наших матчах всегда был аншлаг, а впервые мы громко заявили о себе, когда едва не выбили из розыгрыша Кубка СССР московский «Спартак», костяк которого составляли чемпионы Олимпиады в Мельбурне.

Именно после этого матча со мной встретился один из руководителей «Спартака» Николай Старостин и сказал, что хотел бы видеть меня в своей команде. Поскольку своими дифирамбами он застал меня врасплох, то я, растерявшись, написал даже заявление с просьбой о переходе в «Спартак». Но когда пришло время демобилизации, я вдруг узнал, что, даже не спросив моего согласия, мне присвоили офицерское звание, лишь бы удержать в армии. А вскоре пришел приказ о продолжении службы в ЦСКА.

Однако после того как я сослался на необходимость находиться рядом со старыми родителями, удалось получить вольную. Правда, ради этого пришлось даже побывать на приеме у командующего сухопутными войсками Андрея Гречко, который, подписывая бумаги, поставил одно условие: если меня будут приглашать другие московские команды, то я не должен соглашаться. Когда я уже ехал домой, то наконец вспомнил о написанном заявлении в «Спартак», но, к счастью, Николай Старостин обо мне, скорее всего, просто забыл...

«После забитого «золотого» мяча меня едва не искалечили»

– Однако долго в Закарпатье вы не задержались.
– Только не надо считать меня этаким футбольным пилигримом. Моя игра за ужгородский «Спартак» не осталась не замеченной представителями киевского «Динамо», но я упорно не хотел уезжать из дома. Кстати, в столицу также приглашали двоих моих одноклубников – Йожефа Сабо и Андрея Гаваши. И лишь после того, как куратор спорта из обкома партии сказал, что если мы не перейдем в «Динамо», то в Ужгороде команду расформируют, пришлось сдаться. Конечно, с одной стороны, наш патриотизм можно было только приветствовать, но с другой, если бы мы остались в Ужгороде, то точно не добились бы признания в футболе.

– Вы переехали в Киев, когда «Динамо» переживало далеко не лучшие времена, и во многом благодаря вашим стараниям эта команда быстро преобразилась, став сначала грозой авторитетов, а затем и сильнейшей в Союзе.
– На мой взгляд, неудачи динамовцев можно было объяснить тренерскими просчетами. И лишь когда у руля команды появились сначала Вячеслав Соловьев, а затем Виктор Маслов, ситуация кардинально изменилась. Прежде всего они сами были фанатично влюблены в футбол и постепенно передали такое восприятие игры нам. К тому же Соловьев являлся тонким психологом. Возглавив «Динамо», он сразу отказался от длительного карантина на загородной базе, позаботился о нашем досуге. В свободное время мы ходили в театр, старались быть в курсе литературных новинок. Именно по инициативе Соловьева нам впервые пошили клубные костюмы, а когда выезжали за рубеж, то надевали очень красивые вышиванки. И еще я бы отметил человеческие качества Соловьева. Припоминается, я перенес серьезную болезнь, и хотя был еще далек от своей боевой формы, главный тренер не побоялся включить меня в состав делегации, выезжавшей на контрольные поединки в Италию. Такое доверие вдохновляло, и хотя в стартовом матче с «Интером» я не сыграл, в следующем поединке – с «Фиорентиной» был одним из лучших на поле. В благодарность Соловьев во время ужина при всей команде презентовал мне красивый галстук.

– А какой из проведенных матчей за «Динамо» самый памятный для вас?
– Таких было с полдюжины, но чаще всего вспоминаю поединок с «Торпедо» 1961 года, когда мне удалось забить гол, который журналисты назвали «золотым». Дело в том, что авто-заводчане являлись нашими главными конкурентами, и им нужно было обязательно нас побеждать. И хотя хозяева поля таки вышли вперед, в конце матча после подачи Виктором Серебряниковым углового я подпрыгнул и четким ударом через себя сравнял счет. Правда, когда падал, то кто-то из торпедовцев в пылу борьбы изо всех сил ударил меня ногой по голове. К счастью, карету «скорой помощи» вызывать не пришлось. А в заключительном туре мы уже официально оформили первое чемпионство.

«Во времена Маслова «Динамо» было командой-звездой»

– Выступая за киевлян, вы четыре раза завоевали золотые медали. На ваш взгляд, в каком из этих сезонов «Динамо» особенно блистало?
– Может, я вас и удивлю, но мне запомнился сезон 1965 года, когда мы стали серебряными призерами. По игре динамовцы тогда значительно всех превосходили, и лишь глупое поражение в Кутаиси перечеркнуло наши надежды. Хотя, по большому счету, мы сами виноваты, потому что явно недооценили местных торпедовцев.

– Вы о Соловьеве очень тепло отзывались. Что скажете о следующем динамовском наставнике  – Викторе Маслове, которого многие считали своеобразным человеком?
– Маслов был очень одаренным от природы. Может, он и не заканчивал престижных вузов, но являлся прекрасным оратором и разбирался не только в футбольных делах. Мы на тренировках много внимания уделяли тактике, поэтому каждый четко знал свой маневр. Я не скрываю, что в любимчиках у Деда ходили преимущественно нападающие. Он часто повторял, что благодаря их голам мы имеем возможность кормить свои семьи. Впрочем, Маслов требовал и от игроков других амплуа результативно действовать у чужих ворот. И все нужно было делать в движении... А еще наш рулевой был стратегом, четко просчитывал не только наши шансы в каждом из поединков, но и возможности соперников. Цель была одна: контролировать ситуацию и стараться досрочно гарантировать себе чемпионское звание. Кроме того, Маслов стремился учитывать каждую мелочь. Заставлял работать, в частности, над развитием периферического зрения, что помогало следить за маневрами визави. Кстати, эти навыки мне сейчас очень пригодились при вождении автомобиля.

– А его установки на игру были продолжительными?
– Знаете, чем важнее матч, тем установка была короче. Маслов чувствовал, что ребята по максимуму настроены на борьбу, и поэтому желательно было не перегнуть палку. Он часто любил повторять перед нашим выходом на поле: «Я знаю, что вы сильнее всех. Вам остается только выйти и доказать это сопернику и болельщикам.» И мы доказывали, для нас не было разницы, где побеждать: в Киеве или в гостях.

– Это правда, что Маслов часто ставил вас в пример одноклубникам, называя единственным в «Динамо» настоящим профессионалом?
– Дело в том, что у меня не заладилось на семейном фронте. К сожалению, не обошлось без развода. И чтобы хоть как-то забыть об этой драме, я решил полностью сосредоточиться на футболе. Правда, было у меня одно качество, которое Маслову не нравилось. Не поверите, но я вообще не употреблял спиртного. А поскольку Дед, как мы с уважением называли нашего главного тренера, позволял себе иногда пропустить несколько рюмок с подопечными, он часто говорил, что тот, кто не пьет, обязательно стукач. Когда же убедился, что я не из таких, то шутил, мол, Турянчик тоже пьет, но только молоко. А второй раз я женился в сорокалетнем возрасте, и это уже был счастливый брак.

Знаете, я часто вспоминаю свое многолетнее пребывание в «Динамо» и убеждаюсь, что это была команда-звезда. Нас объединяло то, что мы все не любили проигрывать. Поэтому иногда даже на тренировках едва до драк не доходило. Если откровенно, то мне и сейчас снятся голы, которые забивали издалека Йожеф Сабо, Владимир Мунтян, Андрей Биба. Это тоже была одна из домашних заготовок Маслова, который очень много внимания уделял совершенствованию нашей «артиллерии».

– После того как динамовцы трижды подряд стали чемпионами СССР, многие считали их едва ли не богами...
– Мы были обыкновенными парнями, верили в приметы, любили веселые розыгрыши... Вот только все это было за пределами футбольного поля, а когда начинался матч, то у нас была одна цель: со стартового свистка арбитра подавить соперника, и сделать это красиво. Случались даже анекдотичные ситуации, но не хочется о них распространяться, тем более что этих футболистов уже нет в живых. Хотя об одном случае все же расскажу. Мой земляк Федор Медвидь всегда выполнял огромный объем черновой работы, однако с завершающими ударами у него были проблемы. Вот ребята на досуге над ним часто и шутили, мол, у Медвидя прицел сбился. Федя все это запомнил и таки дождался своего часа. Как-то, выступая за сборную Союза в Шотландии, он забил хозяевам потрясающий гол метров с сорока. Поскольку поединок закончился поздно, то Медвидь уже глубокой ночью позвонил наиболее донимавшему его Валентину Левченко, сказав лишь одно слово: «Бачив?», и сразу положил трубку. После этого Федю оставили в покое.

– Вас за отличную игру головой часто называли Королем воздуха, а когда вы мужественно действовали на позиции волнореза, то Железным капитаном. Откуда у вас это умение пробивать головой с отклонением, кто научил так чисто исполнять подкаты?
– Отвечу просто: все благодаря кропотливой работе на тренировках. Не жалел себя на занятиях, для меня каждый матч был словно финальный. Я очень доволен своей футбольной карьерой. Правда, меня почему-то незаслуженно не замечало руководство сборной СССР, хотя за олимпийскую команду провел много матчей.

«Говерла» – это моя головная боль.»

– Вы один из немногих футболистов «Динамо», кто, повесив бутсы на гвоздь, решил уехать из Киева.
– Меня всегда тянуло домой – в Чинадиево. Может, потому я дожил до таких лет, что получал подпитку от природы.

– После завершения карьеры чем собирались заняться?
– Поскольку мое сердце отдано футболу, хотел стать тренером. Сначала работал с нашей сменой. Я рад, что среди моих воспитанников – Виктор Пасулько, поигравший за «Черноморец» и московский «Спартак», Виктор Ряшко – спортивный директор ФК «Говерла». Непродолжительное время я был главным тренером «Говерлы», а в последние годы работаю на разных должностях в ужгородской команде.

– А почему на посту главного тренера долго не задержались?
– Все из-за характера. Это я с виду спокойный и уравновешенный, а внутри такие страсти кипят!..

– Несмотря на свой солидный возраст, вы стараетесь не пропускать матчи не только главной команды «Говерлы», но и молодежного состава, а также юниоров.
– Так и должно быть, ведь по просьбе клубного руководства я курирую подготовку резерва. И, если откровенно, «Говерла» (кстати, это по инициативе вашего покорного слуги в Ужгороде так назвали команду мастеров) – моя головная боль. Мне очень не нравится, что в «Говерле», кроме вратаря Александра Надя, больше нет доморощенных игроков. А на варягах далеко не уедешь, это путь в никуда. Поэтому так мало собирается болельщиков на матчах в Ужгороде, они хотят видеть на поле местных футболистов.

– В завершение нашего разговора хочу от имени читателей «КОМАНДЫ» поздравить вас с юбилеем. Пожелать здоровья, оставаться оптимистом, быть любимым родственниками и уважаемым друзьями!
– Спасибо огромное! А я бы себе пожелал, чтобы «Говерла» наконец-то вернула мне долги, поскольку даже у чемпионов и заслуженных мастеров спорта маленькая пенсия. Если откровенно, то очень хочется еще пожить, ведь подрастают внуки, которые, кстати, серьезно увлекаются футболом. Меня очень интересует их будущее.

«Команда»

25 апреля 2015 11:15







Комментарии


Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация, Вход

Cialis 5 Mg Funciona cialis Viagra Generique Quand

2018-02-21 18:52


Comment Trouver Du Viagra Sans Ordonnance Cialis Free Offer Amoxicillin And Refrigerator Amoxicillin Dosage 32 Bs Buy Strattera Online Usa isotretinoin 20mg

2017-06-18 13:45




Поделиться

Разом у непростий час: допомога від «Динамо» триває!

 

26 марта 2020 22:41

Помощь от Динамо: оборудование для киевской больницы

 

24 марта 2020 19:18

Лунин, Малиновский и другие: Жизнь на карантине

 

16 марта 2020 20:17