Сегодня 22 августа 2018

Шовковский: «Отношению к работе учился у Лужного»

Александр ПОПОВ, Владимир БОБЫРЬ

Легендарный вратарь и капитан киевского «Динамо» и сборной Украины Александр Шовковский вспомнил все этапы своей футбольной карьеры, рассказал, в том числе о своей книге «Всё в твоих руках», которая на днях была презентована в Киеве.



«Моя книга должна быть интересна как молодым футболистам, так и болельщикам»

– Разговор, конечно, хотелось бы начать с вопросов о твоей книге, которую на днях ты презентовал в Киеве. Почему вообще решил её написать?

– Многие болельщики видят футбол лишь со стороны трибун. И, по сути, они видят лишь вершину айсберга, конечный продукт, но мало знают о том, что происходит внутри человека, который играет в футбол, через какие переживания ему приходится пройти как в случае побед, так и в случае поражений. Как говорил Валерий Васильевич Лобановский, футбол состоит из мелочей. И вот эти самые мелочи в итоге складываются в своеобразный пазл. Иногда этот пазл получается красивым, и им все восхищаются. А иногда ничего не получается, этот пазл сразу рушится.

И, вот, с помощью своей книги я попытался приоткрыть этот занавес, в первую очередь, своих переживаний, своих ощущений, связанных с теми событиями, через которые я прошел. А параллельно с этим я попытался делать свои выводы, анализировать, что было сделано верно, а что – нет, что повлияло или не повлияло на те или иные результаты, события.

Понятно, что книгу нельзя назвать до конца полной. Хотя бы по той причине, что некоторые моменты наверняка были упущены даже не столько мной, сколько моей памятью. Возможно, если бы я работал над этой книгой более длительный отрезок времени, то те или иные вещи можно было бы раскрыть детальней. К слову, не исключаю, что в случае переиздания книги она будет дополнена.

– Эта книга в большей степени – для болельщиков, или это то, в чём нуждался ты сам?
– Я давно думал написать эту книгу. Первые мысли на этот счет появились еще в 2006 году после чемпионата мира. Тогда захотелось рассказать свою историю всесторонне. Ведь все говорили только о феноменальном матче со Швейцарией в 1/8 финала ЧМ-2006, но никто не знал, чего мне стоил этот матч, как я к нему пришел, через какие не самые лучшие жизненные моменты. Да, на тот моменте поединок со Швейцарией можно было считать пиком, даже апогеем моей футбольной карьеры. Но одновременно с этим необходимо было затрагивать тему 1999 года, а именно злосчастного матча со Словенией. И вместе с этим – последовавшее за тем поединком падение, а затем подъем. Одно без другого не могло существовать, и попросту не произошло бы. В этих мыслях тогда и возникла идеи создания книги, в которой можно бы рассказать о событиях, которые происходят с футболистом каждый день – на футбольном поле, в тренировочном процессе, в матчах, – но рассказать совсем с другой стороны.

В этой книге я попытался всё это не только рассказать, но и проанализировать. Попытался как бы наложить реальность на все те обстоятельства, которые имели место, и предоставить возможность читателю самостоятельно сделать вывод о том, повлияло это на результат, или нет, могло это отложить отпечаток на качество моей игры, или нет. Я сам задаю себе этот вопрос. Но, вспоминая всё те же слова Лобановского о том, что в футболе мелочей не бывает, понимаю, что на результате и качестве игры сказывается всё. Не получается, невозможно полностью избавиться от всех мыслей. Не получается, невозможно нивелировать все обстоятельства. Но профессионал должен по максимуму всё это уметь делать.

Книга будет интересна как молодым футболистам, потому что она в какой-то степени мотивирующая, так и болельщикам, потому что она несет информацию о футболе, которую, находясь извне, получить невозможно.

– Сколько времени ушло на написание книги?

– С момента, когда мы начали работать, и до момента, когда книга ушла в печать, прошло четыре месяца – с января по апрель. Хотя, работу мы начали еще в декабре, но потом пришлось прерваться в связи с новогодними и рождественскими праздниками.

– А когда была поставлена последняя точка? То есть, когда закончилось написание книги в самой её первой версии?

– Где-то в марте. Тогда книга была, грубо говоря, закончена. После этого пошли дополнения, уточнения, развитие каких-то сюжетов, которые показались мне недостаточно раскрытыми, вычитка на предмет ошибок. Хотя, как сказали в итоге издатели, всех «блох» избежать не удалось.

– Перед написанием книги у тебя был какой-то, условно говоря, плацдарм? Возможно, уже были написаны какие-то составные части будущей книги?

– Не было. Вот точно так, как сидим сейчас мы с тобой, мы садились с литературным редактором книги, я рассказывал, рассказывал, потом это всё переносилось в письменное содержание, и таким образом книга постепенно и создавалась.

– В итоге, она получилась больше или меньше, чем ты себе представлял?

– Не могу сказать. Потому что об объеме книги просто не задумывался.

– Известно, что ты учился на факультете журналистике киевского университета имени Тараса Шевченко. Знания, приобретенные там, помогли при написании книги?

– Все знания, которые мы приобретаем, в той или иной отрасли, в тех или иных обстоятельствах, помогают. Либо же дают тебе определенное преимущество перед другими. Об этом тоже есть в моей книге. На примере истории, связанной с тем же 2006 годом и моей работой с психологом. Кто бы мог подумать, что эту работу мне удастся реализовать в серии послематчевых пенальти в матче со Швейцарией? Где тут взаимосвязь? Почитайте книгу – узнаете. (Улыбается).

«О мотоцикле мечтал с детства»

На этом прекрасном пожелании, считаю, можно закрывать тему твоей книги и переходить к собственно футболу. Когда Шовковский ушел из «Динамо», многие пытались спрогнозировать, где он окажется в дальнейшем – продолжит ли еще играть, начнет ли тренерскую карьеру. Но в итоге Шовковский всех удивил – он написал книгу. А с футболом ты свою дальнейшую жизнь связываешь?

– «Хочешь рассмешить Бога – расскажи ему о своих планах на завтра». В своей жизни я в какой-то момент пришел к выводу, что о некоторых вещах лучше просто молчать. Прежде всего, о своей личной жизни, о своих успехах и о своих планах.

– Раз в этот список не вошло слово «байк», попрошу тебя рассказать о твоём увлечении мотоциклом. Когда появилась тяга к «железному коню»?

– Своё детство я провел на велосипеде. А у моего старшего двоюродного брата был мопед, на котором он с еще одним моим двоюродным братом постоянно катались. С тех пор у меня где-то на подсознании появилась мечта обзавестись своим мотоциклом. Эта мечта затаилась и ждала своего часа, когда наступит момент, чтобы реализоваться.

Знакомства, друзья, круг общения – всё это вместе взятое в конечном итоге привело меня к своему собственному мотоциклу. Сперва я учился езде вместе с инструктором. Мы провели шесть занятий на учебном мотоцикле, затем я уже купил свой мотоцикл, и на нем провел заключительные четыре занятия. Когда этой всё было?.. Я вот так сходу даже и не могу вспомнить точно... По-моему, десять лет назад это происходило.

Конечно, тогда это всё было тайной, держалось в секрете. (Улыбается). Но потихоньку-потихоньку, и с тех пор у меня поменялось уже шесть мотоциклов.

– Ты известен как человек рассудительный, взвешенный, аккуратный в своих высказываниях. А мотоцикл – это ведь, прежде всего, риск. Как это одновременно уживается в жизни Александра Шовковского?

– Сразу хочу сказать: я принципиально не сажусь на спортивный байк. Езжу исключительно на так называемых «круизёрах» – туристических байках. Мы неоднократно путешествовали за границу. Пару лет назад ездили в Вену на концерт группы «AC/DC». В рамках большого байкерского слёта путешествовали в Венгрию к озеру Балатон. Кстати, слёт так и называется: «Балатон». Наконец, не так давно побывали в Румынии на знаменитом и удивительно красивом шоссе в горах под названием Транфагараш, которое открыто лишь летом – в остальное время перевал покрыт снегом. Было путешествие и по Америке. Одним словом байк – это часть моей жизни, часть удовольствия, которое я получаю от этой жизни. Есть у меня туристические планы и на этот год – уже есть определенность, куда мы едем, и какой компанией. Всё это в моей жизни есть и, надеюсь, будет еще очень долго.

– При каких условиях ты не сядешь на байк? Понятно, что алкоголь сразу за скобками, но какие еще есть табу для тебя в этом плане?

– В снег на байк я однозначно не сяду. А вообще, если температура воздуха поднимается выше пяти градусов тепла, то вероятность того, что я сяду на байк, уже есть.

«Отношению к работе учился у Лужного»

– Вернемся к футболу. Твоя игровая карьера связана с одним клубом – киевское «Динамо». С одной стороны – это очень круто! Ты действительно символ «Динамо», гордость болельщиков. Но, с другой стороны, нет сожаления, что не попробовал свои силы в другом чемпионате?

– Я на вещи смотрю намного проще. Смысл сожалеть о том, о чем ты уже не узнаешь никогда? Смысл проживать то, чего не случилось и уже никогда не случиться, и просчитывать какие-то варианты? Я довольствуюсь тем, что имею. Считаю, что одним из величайших умений человека – это умение довольствоваться, ценить то, что у него есть по состоянию на сегодняшний день.

Неоднократно после окончания карьеры я разговаривал на тему, которую ты затронул, и с Игорем Михайловичем Суркисом, и с Григорием Михайловичем Суркисом, и они меня заверили, что заинтересованность в моих услугах со стороны других клубов была, а вот конкретных предложений – не было. Хотя, я слышал о том, что предложения все-таки были. На эту же тему ориентировочно в 2008 году я разговаривал с Шандором Варгой, который в те времена представлял бы мои интересы в случае ведения каких-либо переговоров. И он мне рассказал, что в ходе беседы с Игорем Суркисом услышал от него такую фразу: «В этой команде продаются все, кроме одного человека».

– А вообще, исходя из той информации, которая у тебя имелась, можешь сказать, когда ты ближе всего был к переходу в другой клуб?

– Сперва – в 1999-м году. Понятно, что тогда очень сильно повлияла ошибка, допущенная мной в матче со Словенией. Надо упомянуть и 2006 год. Тогда тоже имели место обстоятельства, которые наложили свой отпечаток на возможное развитие моей карьеры. К слову, об этом всём тоже можно прочитать в моей книге.

– Саша, если ты не против, то по ходу нашего разговора я буду показывать тебе некоторые твои фото с просьбой их прокомментировать их. Вот, первое из них.

– Думаю, что это 1994 год. Очень похоже на первый матч с «Баварией» в Лиге чемпионов того сезона.

undefined



– В интернете это фото действительно датируется 1994-м годом, но при этом указывается, что это твой дебютный матч за первую команду «Динамо».

– Нет. В моём первом матче за «Динамо» Шевченко не играл. И Скаченко, если, не ошибаюсь, – тоже.

– На этом фото присутствуют и Лужный или Леоненко. Кто из них тогда в команде был в большей степени «дедом»?

– Лужный. Леоненко был таким... Не хочется выражаться, но Виктора ко всему, не хочется употреблять жаргонное выражение «пофигистическое отношение», но он именно этим мне запомнился, какой-то такой своей расхлябанностью.

В плане отношения к работе и ко всем мелочам я отдаю преимущество Лужному. Он был профессионалом «от» и «до»! В тренировочном процессе Лужный не давал поблажек никому. В том числе, и самому себе. Кстати, это его качество – в числе тех, которым я учился. Еще с тех пор я старался брать пример с Лужного в том, чтобы тоже отдаваться тренировочному процессу на 100%. Если ты хочешь требовать с других, то ты, в первую очередь, должен требовать с себя. Это на вооружение я взял именно у Лужного.

– Наверняка одним из знаковых моментов, повлиявших на твою карьеру, стало возвращение в «Динамо» Лобановского. Какое решение, высказывание, поступок Мэтра стало первым, о котором ты помнишь до сих пор?
– У Валерия Васильевича было очень много тезисов, выражений и своего рода заявлений, которые сразу и крепко откладывались в памяти, и в конченом итоге влияли на нашу работу, на наши отношения внутри команды, на наш взгляд на работу, на наше поведение. И на наши цели, в том числе.
Если же говорить о том, что из вводных Лобановского запомнилось первым, то это, наверное, его фраза о том, что для того, чтобы научиться побеждать кого-то, нужно научиться побеждать самого себя. Помню также, как он часто нам говорил: «Первая задача, которая перед вами стоит, – это четкое выполнение тактических наработок и заготовок. Это ваша обязанность». Кроме того, в памяти и такая его фраза: «Мне не нужны ремесленники, а нужны твореческие люди на футбольном поле».

И вот, ты пытаешься всё это соединить, скомпоновать. Сперва теряешься. Но всё оказывается просто, даже банально. Например, взять выражение о необходимости победить самого себя. Не секрет, что при Лобановском, нам приходилось очень тяжело на тренировках. Мы сдавали невероятное количество тестов, занимались в больших объемах беговой работой. И не всегда было понятно, зачем всё это нам было нужно. Но в конечном итоге приходит понимание того, что у каждого организма, у каждого человека есть чисто физиологические границы своих возможностей. И вот, Валерий Васильевич путём изнурительных тренировок поднимал эти границы возможностей как можно выше. Для того, чтобы во время матча, когда футболисты вырабатывают весь ресурс, который у них есть, у тебя было преимущество перед соперником. Оппоненты уже достигли предела, у них уже даже мозги не работают от усталости, а ты еще в порядке, поскольку за счет тренировок ты планку своего предела поднял чуть выше и её пока не достиг.

Размышляя над этим, я пришел к выводу о том, что человек никогда не поднимется до уровня своих ожиданий – он всегда опустится до уровня своей готовности. Когда ноги уже не бегут, когда голова уже не соображает, начинается то, что можно увидеть в конце любого матча: и пас не тот, и брак резко возрастает. Всё это начинает происходить тога, когда человек приближается к состоянию, которое я называю «мыло».

И Лобановский старался как можно дальше отсрочить момент наступления этого состояния у нас во время матчей. Безусловно, это достаточно тяжело. И поэтому он всесторонне приветствовал, если центральный защитник оказывался на позиции нападающего и забивал мяч. Сколько раз было, когда у нас Ващук, Головко летели в контратаку и забивали? Точно так же Шевченко и Ребров в каких-то моментах оказывались у своей штрафной и успешно играли в отборе. А то и вовсе выбивали мяч из пустых ворот. Вот это и было в понимании Лобановского разумной универсализацией и творчеством на футбольном поле. Чем выше у команды степень её универсальности, тем чаще она будет ставить в тупик соперника своими действиями.

«Каладзе на футбольном поле был танком, который на своём пути сносил всё!»

– Раз уж мы заговорили об игроках того звездного «Динамо», то задам, возможно, неожиданный вопрос. Каха Каладзе. Был в той команде эдаким балагуром, заводилой. А в итоге – успешный политик в Грузии, мэр Тбилиси. В чем его феномен, как думаешь?

– Не всё так просто. Дело в том, что Каха был вот таким, как ты сказал, балагуром и заводилой, только за пределами футбольного поля. А на футбольном поле это был танк, который на своём пути сносил всё!
Во время тренировок мы часто играли в «дыр-дыр» с маленькими воротами, которые ты наполовину своим корпусом закрываешь. И вот, в ходе одного из таких тренировочных поединков Каха получает мяч в метрах трех от ворот и наносит удар, как говорится, «со всей дури»! Как да-а-аст! Я даже не успел заметить, как мяч оказался в воротах, а только подумал: «Хорошо, что в меня не попало». Говорю ему: «Каха, ты что делаешь?», а он мне на эмоциях, горячо так: «А что такое?!?!». Ну, успокоились, конечно, сразу, продолжили тренировку. А после занятия он ко мне сам подошел и совершенно другим тоном сказал: «Саня, ты извини, я там, конечно, так пробил...».

Вот этот пример очень показательный. Если Калазде выполняет свою работу, то его ничего, кроме этой работы не интересует, все обстоятельства полностью теряют для него значение. Ему важно только одно: качественно и четко выполнить свою работу.

Кстати, в связи с этим можно провести параллель между Кахой Каладзе и Серхио Рамосом. Про последнего многие говорят, что он «гавнюк» (слово не совсем литературное, но будем называть вещи своими именами). Однако давайте посмотрим совсем с другой стороны. Рамос играет за «Реал» большое количество лет, он является частью этой огромной семьи и делает всё для того, чтобы эта его семья была счастлива, чтобы его команда была победителем везде, где это только возможно. Понятно, что после таких матчей, как, например, финал этой Лиги чемпионов, весь мир будет Рамоса ненавидеть. Но как к нему будут относиться в «Реале»? Как к нему будут относиться болельщики «Реала»? Я думаю, что его будут носить на руках. И говорить о том, что он сделал всё для того, чтобы «Реал» победил «Ливерпуль» в финале Лиги чемпионов.

На каждую ситуацию можно посмотреть под другим углом. Просто обратите внимание на все компоненты современного футбола. Ведь я сейчас не открою никакого секрета, если скажу, что каждая команда в каждом матче ищет любые, малейшие возможности приблизиться к необходимому результату. В том числе, речь идет о попытках спровоцировать соперника, спровоцировать арбитра на какие-то действия по отношению к оппоненту. Футбол эволюционирует. А вместе с ним эволюционируют правила этой игры. И даже действия футболистов, направленные на достижение результата, тоже эволюционируют.

Если подытожить, я скажу так: думаю, что любой тренер мечтал бы о том, чтобы в его команде было несколько таких игроков, которым является Серхио Рамос.

– Есть еще один вопрос по тому звездному «Динамо» конца 90-х. Ходит «байка» о том, что то ли в перерыве одного из матчей, то ли после его окончания, атмосфера в раздевалке была настолько накалена, что в какой-то момент Олег Лужный на эмоциях запустил бутсой в Андрея Шевченко. Откроешь секрет: это выдумка болельщиков/журналистов, или все-таки правда?

– Я знаю о запущенных чашках и бутсах Йожефом Йожефовичем Сабо. Запущенных в сторону Леоненко. Но ситуацию, о которой ты говоришь, я не припоминаю... По крайней мере, в то время, когда я находился в раздевалке, такого не было. Поверь, если бы такое произошло, я бы это запомнил.

– Следующее фото для твоего комментария. Понятно, что тут нет вопросов относительно того, где и когда оно сделано. Тут вопрос о самой фотографии, о её необычности. Думаю, такого фото нет ни у одного из игроков «Динамо» всех поколений.
– Это сезон-2014/15, когда мы сделали «золотой дубль». И была фотосессия накануне презентации новой формы. В одной из пауз я расслабился, заняв такую позу, а клубный фотограф возьми и сфотографируй меня в этот момент. А потом уже подошел ко мне и сказал: «Давай, сделаем такую фотографию».

undefined



Дело в том, что восточная философия мне достаточно близка. Оставаться сильным, уверенным в себе, целенаправленным, но при этом спокойным – это сложная задача, решение которой требует достаточно больших затрат. Игрок, выходя на футбольное поле, должен уметь контролировать свои эмоции. Потому что когда человек находится на эмоциях (не важно, положительные они, или отрицательные), то он себя, условно говоря, «шторит» от поступающей ему информации и тем самым лишает себя дополнительных преимуществ.

Поэтому собственно по ходу игры футболисты и стремятся вывести своих оппонентов из состояния равновесия, спокойствия. А эта фотография, можно сказать, олицетворяет спокойствие.

«Тяжелей всего конкурировать было с самим собой»

– За время твоей карьеры в «Динамо» через первую команду прошло много вратарей. Но у всех ты выигрывал конкуренцию. С кем было тяжелее всего?

– Наверное, с самим собой. Достаточно легко и просто конкурировать, когда ты не играешь. В этой ситуации ты четко понимаешь, что должен делать, чтобы завоевать место в составе. Намного сложнее конкурировать с самим собой, когда ты регулярно играешь, когда к тебе есть доверие со стороны тренеров. В этой ситуации очень непросто не потерять нить, направление и движение к цели. Достоинство любой цели в том, что она инициирует движение. Отслеживать надо не столько цель, которой ты достиг, а то, что тебя к ней привело. Тогда ты будешь совершенствоваться, развиваться и становиться более успешным.

В процессе своей карьеры я всё время учился чему-то у тех вратарей, с которыми конкурировал. Что-то я брал у Виталика Ревы, что-то – у Стаса Богуша. Как бы это ни звучало парадоксально, но и у Макса Коваля я тоже учился каким-то вещам. Я смотрел, как работают ребята, и то, что в их работе мне нравилось, пытался перенять.

– А они это замечали, понимали?

– Не знаю. Мне сложно судить. Я концентрировался на своей работе, на необходимости своего совершенствования. Для меня никогда не было идеального вратаря. Передо мной всегда был некий собирательный образ. Мне нравилась харизма одного вратаря, действия на линии другого, игра на выходах третьего, игра ногами четвертого.

Вот это всё я компоновал, и в конечном итоге старался привносить в свою игру. Одним из сильных моих качеств было умение анализировать, делать выводы и не зацикливаться на достигнутом. Каждый сезон я делал анализ пройденного пути за год, складировал, клал в папку и начинал с чистого листа.

– Вернемся к тому «Динамо», в частности, к полуфинальному матчу Лиги чемпионов с «Баварией». Это был знаковый поединок. Можно ли говорить, что та встреча в Киеве стала самой обидной с точки зрения итогового результата (3:3) в твоей карьере?
– Действительно, можно говорить, что это был самый обидный результат. Дело в том, что были некоторые обстоятельства, которые наложились друг на друга на футбольном поле. Взять хотя бы тот же первый гол Тарната, который был забит практически с центра поля. Понять мои действия можно, если посмотреть повтор этого момента из-за ворот. На пути полета мяча находились Янкер и Головко. Мяч летит, я его вижу, контролирую, но Янкер делает движение ногой и сбивает меня с толку. Сейчас я понимаю, что должен был контролировать лишь полет мяча, но тогда Янкер меня сбил и я потерял долю секунды, которой мне в конечном итоге и не хватило для того, чтобы достать этот мяч.

Если говорить дальше, то мне приписывают еще гол, который забил Эффенберг. Стояла стенка, но он обвел её и мяч от штанги залетел в ворота. Но я никогда не спорил с болельщиками. И третий гол: на Янкере висят двое или трое наших футболистов, он их развернул и сумел забить.

И это при том, что моментов у «Баварии» фактически не было. Голевых моментов практически не было. А у нас, наоборот, было еще несколько возможностей для того, чтобы увеличить свое преимущество. У того же Виталика Косовского... Мы, как команда, были однозначно сильнее, а вот индивидуально, к сожалению, проиграли. Индивидуальные качества решили исход этого противостояния.

Какой гол забил Баслер в ответной встрече! И, снова же, наши моменты, которые мы не реализовали. У Белькевича, Хацкевича, Шевченко были моменты, но Кан «тащил» все, что можно было.

Интересно, что после финала в Барселоне, который выиграл «Манчестер Юнайтед», игроки «Баварии» Маттеус, Эффенберг и другие говорили, что удача была не на их стороне. Мое мнение: они исчерпали лимит везения в предыдущем противостоянии.

– К слову, после первого полуфинального матча в Киеве Лобановский в раздевалке был эмоционален?

– Было сложно, ведь мы все были подавлены и разочарованы. Что интересно: мы ведь сыграли только первый матч, но были подавлены и уничтожены, а нам нужно было думать совершенно о другом. Это, к слову, к вопросу об опыте выступлений на таком уровне.

– Очередное фото для твоего комментария. Известная история, когда все футболисты «Динамо» побрились наголо перед одним из матчей Лиги чемпионов. Говорят, то инициатором был Александр Головко, который высказал эту идею во время командного собрания.

– После игры мы собрались всей командой в каком-то заведении, решив посидеть и поговорить по-мужски. Понятно, что кроме разговоров были и моменты, связанные с нарушением дисциплины. В итоге, до сих пор никто не может понять, кто первым сказал фразу: «Ну что?». Откуда она пошла, кто сказал – мы так до конца и не поняли.

undefined



Помню веселую историю, что по поводу наших причесок сказал Валерий Васильевич: «Так, нужно срочно что-то предпринимать. На предигровую тренировку пусть обязательно приедет фотограф». Мы узнали об этом, и вышли все на тренировку в шапках. (Улыбается). Валерий Васильевич, в итоге, лишь посмеялся.

– С определенного момента ты стал в команде абсолютным авторитетом для молодых футболистов, для новых игроков. С кем из ребят было тяжелее всего в плане общения?

– С Хачериди.

«Когда нужны были эмоции, включал видео послематчевых пенальти в матче Украина – Швейцария»

– Перейдем к теме сборной Украины. С точки зрения эмоций, воспоминаний, твой лучший период в национальной команде был при Блохине?

– Да, безусловно. С 2003 года по 2006. Но при этом 2006 год весь для меня был очень тяжелым. В январе мне поломали ключицу, был период восстановления, чемпионат мира, потом необходимо было сделать операцию, а мне ее не давали делать. Была череда ошибок, обоснованных. Было нелегко.

– Ты упоминал о пиковом моменте в сборной – серия послематчевых пенальти в игре со Швейцарией. Бывало ли такое, что ты просто брал и пересматривал эту серию пенальти?

– Пересматривал не один раз. Когда у меня была какая-то опустошенность и мне нужны были эмоции, я включал видео этой послематчевой серии пенальти. Сразу идет просто невероятный заряд. Интересно, что во время пробития одиннадцатиметровых ударов, мне удалось контролировать свои чувства и эмоции, и не поддаваться общей эйфории и истерии на стадионе. А когда пошел пробивать Олег Гусев, меня захлестнуло. И захлестнуло настолько сильно, что я даже после окончания поединка еще долго не мог прийти в себя. Более того, по итогу нам дали неделю выходных, потом команда уже уехала на сборы в Австрию, мы добрались туда чуть позже и нам еще дали несколько дней, потихоньку втягивая в работу. Я вернулся в Киев, друзья меня забрали в Ялту и я там заболел. Видимо, выход из этой стрессовой ситуации у меня был через болезнь – я провалялся практически неделю с температурой. Отдыха как такового в то межсезонье у меня не было.

– Твоё решение завершить выступления в сборной Украины выглядело несколько неожиданным. Не считаешь этот шаг несколько поспешным?

– В 2012 году, без ложной скромности скажу, я находился в очень хорошей форме. Когда мы еще разговаривали с Андреем Шевченко на тему подготовки и выступлений в национальной сборной, то отдавали себе отчет, что подготовка начинается заблаговременно. Настолько обидной была вся эта ситуация, связанная с моей травмой, которую я получил перед Евро-2012, что я принял для себя решение завершить карьеру в сборной. Даже несмотря на то, что у меня было 92 или 94 матча за сборную, завершить.

Меня и Олег Владимирович Блохин отговаривал, убеждая, что могу отыграть еще несколько матчей и стать первым вратарем, который преодолел рубеж в 100 поединков. Но у меня прямо, как ком стал в горле. Я понимал, что не могу. У меня было какое-то внутреннее психологическое препятствие. Я понял, что пришло время...

– Потом поговаривали, что Шовковский может вернуться. Это были только слухи?
– Это были слухи. Ситуация: Евро-2012, есть три вратаря: я, Дикань и Рыбка. Пятов не попадал, он не играл в «Шахтере». Но травмировался я, Дикань, а Рыбка получил дисквалификацию. В итоге, играл Пятов. Потом меня спросили, готов ли я вернуться в сборную. Я ответил, что свое решение уже принял, но если вдруг произойдут какие-то форс-мажорные обстоятельства, то я не скажу «нет». И вот на этом фоне пошла другая информация, что я вроде готов вернуться в сборную.

– Еще одно фото. Возможно, ты вспомнишь, о чем говорил с Дэвидом Сименом?

– Нет, я не вспомню. Скорее всего, это матч в Киеве, когда мы обыграли «Арсенал» со счетом 3:1.

undefined



– А вообще, часто общался с вратарями соперников?

– Нет. Но помню один случай, связанный с этим. Мы были на отдыхе в Италии, и зашли как-то на дискотеку, нас друзья привели. Мы сидим, общаемся, и тут охрана вдруг по периметру выстраивается, никого не пускает. Потом смотрю, сидит Джанлуиджи Буффон, это его охраняли, чтобы к нему никто не подходил и не беспокоил. Мне стало интересно, узнает ли он меня или нет. Я помахал ему рукой, он сперва посмотрел на меня удивленно, а потом узнал. Меня пропустили, мы поговорили с ним минут 10-15.

Однако, что было дальше – также интересно. Поменялось отношение к нашей компании: улучшилось обслуживание в несколько раз. (Улыбается). И даже в следующие дни, когда мы туда приходили, нас обслуживали прекрасно.

«За прошедший сезон поставил бы «Динамо» пятерку с минусом»

– Не могу не затронуть тему нынешнего «Динамо». Насколько пристально ты следишь сейчас за результатами команды?

– Безусловно, я слежу за «Динамо». Давайте вспомним, положа руку на сердце, какие были прогнозы в начале прошлого сезона? Не самые лучшие, а закончилось все тем, что матч, который так и не был сыгран, наложил отпечаток на итоговое положение команд в турнирной таблице. Сейчас строится совершенно новая команда, поменялся главный тренер, пришло очень много молодых ребят, которые фактически не имели опыта выступлений на таком уровне, а сейчас некоторые из них дебютировали в национальной сборной. Команда растет, команда проходит период становления и у нее появляется новое лицо. И новые лидеры выходят на первый план. Это говорит о том, что команда развивается и движется в правильном направлении. Постараться бы это не нарушить с учетом обстоятельств, которые происходят в нашей стране, с учетом всех экономических сложностей, которые у нас есть. Футбол не может развиваться отдельно без государства.

Мы понимаем, что футболист, которого приглашают играть в «Динамо», ставит для себя особенные условия в связи с войной на Востоке Украины, с ситуацией с Крымом. И эти условия где-то не совсем отождествляются с реальностью. Поэтому, направление, в котором сейчас работает «Динамо», воспитывая своих молодых футболистов, это достаточно долгий процесс, который не даст результата в первые годы. Есть молодые перспективные футболисты, они еще должны созреть. А под воздействием разного рода обстоятельств, он может пойти чуть-чуть не в том направлении и не реализовать весь тот потенциал, который у него есть. Примеры были.

Поэтому, если оценивать в целом прошедший сезон, я бы поставил «Динамо» пятерку с минусом. Да, это не пятерка с плюсом, ведь для этого нужно было выиграть чемпионат и Кубок, но реальность такова на сегодняшний день, что команда очень молодая. Посчитайте средний возраст первой и второй команд чемпионата Украины минувшего сезона. Факт есть факт, и мы не можем закрывать глаза на эти обстоятельства.

– Если говорить о нашем нынешнем футболе в целом, учитывая твой опыт, каковы его перспективы?
– Сегодня нужно реально оценивать возможности и силы. К сожалению, многие из болельщиков на сегодняшний момент живут еще прошлыми достижениями, не оценивая реальные возможности, которые у нас есть. Уровень чемпионата Украины, к сожалению, понизился. Будем называть вещи своими именами. В 2012 году у нас четыре команды конкурировали за звание чемпиона, были нешуточные баталии. Сейчас две команды из этих четырех вообще прекратили существование. Мы говорим о спаде. И вот сейчас нужно думать о том, что делать всем вместе для того, чтобы футбол в Украине развивался.

Хочется надеяться, что мы уже достигли дна и начали подниматься вверх. Прогнозировать что-то сложно. Мы говорим о национальной команде в первую очередь, а это, в свою очередь, – свои взращенные футболисты, это ДЮСШ, подготовка игроков, мотивирующая тренерская работа. Этот процесс достаточно долгий и непредсказуемый. Поэтому, первый момент, самый важный, – понимать, что, к сожалению, мы сейчас находимся не на том уровне, на котором были раньше. И если все другие команды развиваются и идут дальше, то мы, как минимум, остались на месте.


8 июня 2018 15:23







Комментарии


Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация, Вход



Поделиться

Архивное видео разговора Шевченко с Лобановским

 

21 августа 2018 14:46

Программа «Профутбол» за 19 августа

 

20 августа 2018 08:45

Футбольный на голову. Игорь Харатин. Блиц-опрос накануне вылета в Португалию

 

16 августа 2018 18:20