Сегодня 8 декабря 2019

Филиппыч. Память «Металла»

Юрий КОРЗАЧЕНКО, «Футбольный клуб»

Не стало Евгения Лемешко... Один из лучших тренеров отечественного футбола, он привел харьковский «Металлист» к победе в Кубке СССР 1988 года, высшему успеху в истории клуба. О той хрустальной вершине и о многом другом мы беседовали с Филиппычем чуть более десяти лет назад, когда я готовил интервью для журнала «ТОП-Футбол». Скорбный повод вспомнить тот разговор, отдавая дань прекрасному специалисту и светлому человеку, цельной, неординарной Личности.

Есть в футболе люди, чьи имена неизменно ассоциируются с командами, которым они посвятили бОльшую часть жизни – как игроки или тренеры. Лобановский и Блохин – это киевское «Динамо», Яшин и Численко – «Динамо» московское, Симонян и Нетто – «Спартак», а Стрельцов и Воронин – «Торпедо». Евгения Лемешко точно так же связывают с харьковским «Металлистом» 1980-х. С тем коллективом Евгений Филиппович проработал более десяти лет, оставшись в его истории самым успешным наставником.

– Я занялся футболом поздно, только в 15 лет, вернувшись в родной Николаев из эвакуации, – вспоминает он. – Играя за ремесленное училище, стал третьим призером всесоюзного первенства «Трудовых резервов». Затем защищал ворота команды Завода имени 61 коммунара, на котором работал в кузнечном цехе. Оттуда и попал в «Судостроитель», а затем в местное «Динамо». В 1949-м, на сборах в Одессе, я прикоснулся к мечте. Мы играли товарищеский матч с киевскими динамовцами, за которых я с детства болел. Завершили встречу вничью – 1:1. Как потом узнал, киевские тренеры заинтересовались мной, но наш наставник упросил подождать до конца сезона, не лишать команду единственного, по сути, вратаря.

– Но вместо одной столицы вы отправились в другую – в Харьков. А как же детская мечта?
– Так мне же никто не сказал, что есть вариант с Киевом!.. И все-таки от судьбы уйти не удалось. Один из первых своих матчей за харьковский «Локомотив» я играл против «Зенита». Мы выиграли. А накануне там же, в Ленинграде, киевское «Динамо» уступило с разгромным счетом своим одноклубникам. Радость нашей победы через несколько часов сменилась для меня удивлением, а затем и испугом. Ночью будит тренер: «Собирайся, тут за тобой майор приехал...» Первой фразой военного было обвинение в уклонении от воинской службы. На дворе – 1950-й. Можете представить, в каком состоянии я летел в его сопровождении в Киев, где меня препроводили к заместителю министра МВД республики. Тот мне: «Или будешь играть в «Динамо», или загоним туда, где Макар телят не пас...»

– С динамовскими голкиперами тогда занимался Антон Идзковский. У него, наверное, было чему поучиться?
– Так получилось, что моей вратарской техникой в Николаеве некому было заниматься. Играл, как получалось, как чувствовал. К моменту появления в «Динамо» уже нажил определенные стереотипы, навыки. Антон Леонардович взялся меня «ломать», заставлял действовать «по науке». Не могу сказать, что мне это сильно помогло, а вот сложностей добавило. Став тренером, я в работе с вратарями действовал иначе, старался не переделывать их, а развивать те сильные качества, которые ребята имели. И среди моих воспитанников немало классных стражей ворот – Сивуха, Удовенко, Вреченский, Балан...

– К вратарским перчаткам тоже пришлось привыкать?
– В Николаеве я прекрасно обходился без них. Тогда речь шла о том, чтобы форму собрать на всю команду, не до изысков было. Кроме того, я неплохо играл в баскетбол и волейбол, так что мяч для меня был ручным в буквальном смысле. Перчатки, которые тогда предлагала промышленность, были неудобными. Чтобы мяч не выскальзывал, мы с основным голкипером «Динамо» Олегом Макаровым пользовались специальной мазью-липучкой, которую он привез из-за границы. В общем, я себя увереннее чувствовал с голыми руками, хоть и кожа на ладонях порой лопалась, и риск травматизма был выше. Вон, оба мизинца наружу вывернуты. После второго перелома уже пришлось надевать перчатки постоянно.

– Ваше пребывание в «Динамо» пришлось на период, когда киевский клуб добился своих первых всесоюзных успехов. За «серебром» чемпионата СССР 1952-го последовал выигрыш Кубка СССР-54. Как смотрелся финал со скамейки запасных?
– Во-первых, следует отметить, что те победы – следствие работы с командой Олега Ошенкова. Он взял на себя смелость прибегнуть к непопулярным мерам – расстался кое с кем из ветеранов, любимцев публики. Но те, кто занял их место, сами вскоре стали идолами: Зазроев, Витя Фомин, Голубев... Финал-54 не стал выдающимся футбольным спектаклем. «Динамо» тогда было более сильной и более классной командой, чем ереванский «Спартак». Так что выиграли мы вполне заслуженно. Кстати, нам повезло, что соперником в решающем поединке был клуб не из Москвы. Коллективы с периферии, гостившие в те годы в столице Союза, практически не имели шансов в борьбе с хозяевами.

– Как отметило ваш «хрустальный» триумф руководство?
– Всех игроков наградили... реставрированными наручными часами «Победа». Впрочем, о материальных стимулах речь тогда не шла. Мы были горды успехом в турнире!..

– В книге Олега Макарова «Вратарь» прочитал, что при Ошенкове тренировки стали более разнообразными, в них появились элементы других видов спорта: «Для вратарей преподавался еще и бокс. Как ни странно, большой интерес проявил к нему тихий и спокойный Женя Лемешко...»
– Олег Александрович – из интеллигентной прослойки. А я, почитай, рос на улице, в борьбе за кусок хлеба. Прошел школу ремесленного училища. Так что дракой меня удивить было сложно. Уже играя в футбол, выезжая с командами Николаева на «дерби» куда-нибудь в Одессу или Херсон, после матчей, как правило, приходилось пробиваться к транспорту через разгоряченную толпу, где и кулаком могли садануть, и камнем запустить. Естественно, мы не спускали хулиганам такие штучки.

– Восемь с лишним сезонов в Киеве вы провели в роли дублера Олега Макарова. Возможность побыть первым судьба предоставила вам перед самым уходом из команды – в африканском турне 1958-го.
– «Динамо» тогда завершало сезон визитом в Египет, Судан и Эфиопию. Макаров в первом же матче сильно повредил ключицу и выбыл из строя, поэтому футбольные впечатления стали для меня столь же яркими, как и эмоции от посещения экзотических стран. На поле главным было выстоять первый тайм – потом солнце садится, и уже легче. Запомнились пирамиды Гизы, Каирский музей и крокодилы на берегу Нила, едва ли не под окнами гостиницы, в которой мы останавливались в Судане.

– Особистам не давали повода для переживаний?
– Нет, мы идейными были! Брали пример с руководителя делегации Николая Гущина. Когда король Эфиопии вручал нам памятные медали, полагалось отойти на несколько шагов назад и поблагодарить монарха кивком головы. Но наш фронтовик их ритуалы признавать отказался, вытянулся в струнку и отчеканил: «Служу Советскому Союзу!» А однажды в Польше советский посол в прямом смысле потребовал от нас обещания... выиграть. Мы перед этим «сгорели» со счетом 0:5, и без гарантий успеха в следующей встрече он пригрозил немедленно с позором отправить команду на родину. Я, как секретарь комсомольской организации, давал слово от имени ребят. Выиграли – 5:3...

Ему не суждено было стать звездой киевского «Динамо», но команде второй номер первый отслужил верой и правдой. И в первых исторических успехах, без сомнения, есть доля его заслуги. Пытался завершить карьеру в родной николаевской гавани, но оттуда дернули в «Шахтер», тогда еще представлявший город Сталино. Там Лемешко-игрок провел свои последние поединки на высшем уровне. Лемешко-тренер начинал в Хмельницком, и перед тем, как найти главную команду своей жизни, поработал также во Львове, родном Николаеве и Херсоне. А затем были 12 сезонов в харьковском «Металлисте», который с Лемешко выбился из второй союзной лиги в высшую, завоевал Кубок СССР и дебютировал на европейской арене.

– И, заметьте, все – своими силами, без могущественных покровителей во властных кабинетах! – делает акцент Евгений Филиппович. – Вспоминаю, как нас не хотели пускать в первую лигу. «Металлист», став чемпионом Украины, согласно положению, должен был автоматически переходить в следующий дивизион. Но нас обязали сыграть стыковые матчи с воронежским «Факелом». Справедливость восторжествовала: сыграв дома 1:0 и с таким же счетом проиграв на выезде, мы победили в серии пенальти.

– У вас были любимчики среди подопечных?
– Я старался ко всем игрокам относиться одинаково. Но симпатии, конечно же, были. Например, Поточняк – классный футболист, умница, пример для подражания на поле и в быту. Когда на закате карьеры его в «Карпатах» обвинили чуть ли не в сдаче матчей, я с удовольствием забрал Ростика в Харьков. И он еще три сезона отыграл просто блестяще.

– Во Львове и вам, наверное, было непросто?
– Да там никому просто не бывает... В то время о «Карпатах» можно было сказать, что у семи нянек дитя без глаза. Вокруг команды крутились какие-то чинуши, но реальной помощи от них футболистам и тренерам не было почти никакой. Разве что секретарь горкома следил, чтобы не было проблем с жильем. Я провел в коллективе серьезную реорганизацию и создал, наверное, одну из лучших львовских команд за все годы. Ушел, когда «Карпаты» были на подъеме, реально претендуя на повышение в классе. А у меня только дочь родилась, в новой квартире ремонт закончил. Но – чересчур уж принципиальный я тогда был, не принимал обращения с собой, как с винтиком. Куратор команды от телезавода решил за меня, что совмещать должности старшего тренера и начальника команды – это непосильный труд. «Что ж, вы решили, вы и работайте», – ответил я.

– Ваше расставание с «Металлистом» стало еще большей неожиданностью. Коллектив впервые в истории пробился в еврокубки. На Заводе Малышева, насколько известно, и вас, и футболистов почитали. Да и премиальными предприятие из военно-промышленной обоймы, наверное, не обделяло...
– Фонд зарплаты у нас действительно был очень большой. Но не потому, что у завода денег куры не клевали. Мы же перевыполняли план – стадион всегда был забит до отказа. Государство получало свой процент, а остальное оставалось команде. Правда, через завод мы получали квартиры и покупали машины. Из трех «Волг», которые в год полагались предприятию, одну выделяли нам. После выигрыша Кубка Союза пообещали дать возможность приобрести автомобили всем игрокам. Но на всех не хватило. И тем, кому не досталось «железных коней», велосипеды, подаренные на праздновании нашего кубкового успеха, казались просто-таки издевкой. А ведь обещания о машинах ребята слышали из моих уст. Поскольку я не смог добиться выполнения обещанного, вынужден был уйти.

– Вы слыли тренером, которого подопечные и любили, и боялись...
– Бояться меня могли только нарушители режима или те, кто на тренировках пытался филонить. Я ведь и став тренером, не щадил себя на занятиях, после того, как все отработали, мог оставаться еще на пару часов и стучать по воротам, натаскивая голкиперов. Потому-то и от игроков требовал. Иногда – не совсем педагогичными методами. Кто-то, как Леонид Буряк, абсолютно не нуждался в подобных наставлениях, являясь примером во всем – даже в отношении к своей экипировке. А кто-то мог «принять на грудь» не только на сборах, но и перед самым ответственным матчем.

– Неужели перед финалом Кубка СССР?
– Увы. Деркач и Романчук – два центральных защитника – рисковали в Москву не поехать. На собрании команда проголосовала за то, чтобы отчислить штрафников. Можно, конечно, и отчислить, но кто будет играть в финале? В общем, наверное, это непедагогично, но я сказал, что выводы сделаю после матча. Обыграли «Торпедо» – 2:0. Романчук подходит, руку тянет: «Филипыч, спасибо!» А я ему: «Да пошел ты!..» Каким был бы диалог в случае нашего поражения, даже представлять боюсь...

ОСОБАЯ КАСТА

«Вратарь в моем понимании должен быть высоким, статным, длинноруким, – говорит Лемешко. – Как Яшин, Никаноров или Рудаков, которого я в Киев привез из Николаева, сдав киевскому «Динамо», как говорится, из рук в руки. Словом, таким, чтобы нападающие его уважали и даже немножко боялись... Будущего стража ворот надо стараться определять в детстве. Он должен не только уметь, но и любить падать. Насколько правильно, на мой взгляд, не суть важно. И вообще, что значит: правильно? Существует ли трафарет? Если, скажем, полевой игрок «косолапый», то ему лучше удаются удары внешней стороной стопы, а если ноги Х-образные, то такой футболист будет бить «щечкой». И переучивать их бесполезно. То же и у вратарей, нужно учитывать конституцию человека, какие-то его врожденные способности. Сейчас, по-моему, хватает голкиперов, которые действуют «некрасиво», но их команды, тем не менее, добиваются результата...»

ГЛУБОКО ЛИЧНОЕ

Дочь вратаря Евгения Лемешко замужем за одним из самых результативных форвардов советского футбола Олегом Протасовым. Как-то накануне матча «Металлиста» с днепропетровским «Днепром» Наташа нарушила негласное табу и позвонила отцу на базу, попросив вечером приехать домой. На кухне сидел худенький паренек, форвард «Днепра», которого тренер видел до этого всего однажды, но сразу запомнил. Еще бы, он в той встрече такой гол «Металлисту» положил! А тут – новый шок: привет, папа, знакомься, мы решили пожениться. «Я до сих пор не знаю, как и где они познакомились, – говорит Евгений Филиппович. – Но я счастлив, что у меня такой зять – прекрасный, порядочный во всех отношениях человек. Живут они хорошо, растят двоих ребят – Никиту и Илью. О футболе мы с Олегом почти не говорим. Тренер он хороший, об этом говорят результаты его команд. Он добивается успехов и без моих советов. Правильно, я тоже ни к кому за наставлениями не обращался...»

ПЕРЛЫ ОТ «ЛЕМЕХИ»

Рядом с автобусом «Металлиста», крупно проигравшего очередной матч, останавливается ассенизаторская машина. Евгений Филиппович – шоферу: «Привет, коллега!» Тот удивленно: «В каком смысле?» «Да вот так: и ты, и я говно везем...»

Одному из вратарей «Металлиста»: «Ты бы нашел себе бабу с большими сиськами и почаще их разминал. Может, мяч научишься ловить».

«Нельзя стать великим пианистом, играя на раздолбанном пианино. Нельзя научить играть в футбол на плохом поле».

«Пока не пропустишь свои 500 мячей, хорошим вратарем не станешь».

ЛЕМЕШКО Евгений Филиппович
Родился 11 декабря 1930 г. в Николаеве. Ушел из жизни 2 июня 2016 г.
Игровое амплуа – вратарь.
Игрок: «Судостроитель» Николаев (1950, 1959), «Локомотив» Харьков (1950), «Динамо» Киев (1950–58), «Шахтер» Сталино (1959–60).
В чемпионатах СССР – 64 матча («Динамо» – 59).
Тренер: «Динамо» Хмельницкий (1960–66), «Карпаты» Львов (1966–67), «Судостроитель» Николаев (1971–74), «Кристалл» Херсон (1975–76), «Металлист» Харьков (1977–89), «Торпедо» Запорожье (1989–93), «Борисфен» Борисполь (1994).
Обладатель Кубка СССР 1988 г., финалист 1983 г. Чемпион УССР 1974 и 1990 гг. Заслуженный тренер УССР (1974). Кавалер ордена «За заслуги» III степени.

2 июня 2016 20:40







Комментарии


Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация, Вход



Поделиться

Финал Кубка СССР 1988. Торпедо Москва - Металлист Харьков - 0:2. Триумф команды Евгения Лемешко

 

04 июля 2013 17:06

КОК-1988. Борац - Металлист 2:0

 

30 июня 2013 01:46

КОК-1988. Металлист - Борац 4:0

 

27 июня 2013 01:46