Сегодня 14 декабря 2018

Гримм: «Шахтер» и «Динамо» дали предварительное согласие на единый ТВ-пул»

 Новый босс украинской Премьер-лиги Томас Гримм рассказал о том, как попал в футбол по объявлению и участвовал в «деле Босмана», о едином ТВ-пуле в Украине уже через год, любимой сказке знаменитых однофамильцев, дантисте Фазеле и домашнем питомце из Греции

– Господин Гримм, за первый месяц пребывания на посту президента УПЛ вы успели уже сделать для себя какие-то выводы?
– Думаю, слишком рано делать какие-то выводы. Пока что я успел ознакомиться с общей ситуацией в украинском футболе и в УПЛ, познакомиться с персоналом. Кое-что для себя отметил, но какие действия в этой связи собираюсь предпринять, пока не готов сказать.

– Вы руководили Швейцарской футбольной лигой. В чем ее основное отличие от УПЛ?
– В Швейцарии элитная лига гораздо более независима от национальной федерации. И все лицензии на проведение внутреннего чемпионата выдает Лига. А Федерация занимается в основном сборными командами. Сборные – это та точка соприкосновения, где пересекаются интересы Федерации и Лиги.

– Одним из главных ваших предвыборных месседжей было обещание создать единый ТВ-пул. В то, что это возможно сделать, у нас мало кто верит. Но вы говорили, что у вас есть для этого рычаги. Какие именно?
– Дело в том, что, начиная с сезона-2019/20, все ТВ-права будут находиться у ФФУ, и мы уже согласовали с Федерацией, что эти права будут переданы УПЛ. У меня уже были на этот счет переговоры с «Шахтером» и «Динамо», и они дали свое предварительное согласие. Но все будет зависеть от того, как мы сможем коммерциализировать эти права. А главное – как будем распределять полученные деньги между клубами. Очень важно, чтобы ни большие, ни маленькие клубы не чувствовали себя при этом ущемленными. Чтобы все видели свою выгоду от этого. Я пока сдержанно оптимистичен в этом вопросе, но надеюсь, у нас все получится. У нас в планах – привлечь к трансляциям чемпионата Украины и международные компании, чтобы создать конкуренцию за ТВ-права, и затем на тендере поднять стоимость продукта. Сейчас невозможно предсказать, какой именно канал станет официальным транслятором. Для начала мы должны определиться с тем, где именно мы будем показывать: на платных или общедоступных каналах. Решение примем только после согласования с клубами. В ближайший год должны проанализировать рынок и определиться, какие услуги можем предложить трансляторам.

– А как давно существует единый ТВ-пул в швейцарской Суперлиге?
– Точно не скажу, но как минимум последние 15 лет. И за время моей работы на посту президента Швейцарской Суперлиги доходы от продажи ТВ-прав удвоились. Постоянно наблюдался соревновательный процесс между платными и бесплатными каналами, из-за чего цена неуклонно росла.

– Из топ-10 европейских чемпионатов остались еще такие, где нет единого ТВ-пула? Или наша ситуация уникальна?
– Португалия. Но, насколько я знаю, это только до конца текущего сезона. А уже в следующем у них будет единый телетранслятор. В испанской Ла Лиге тоже довольно долго существовала подобная ситуация – «Реал» и «Барселона» не могли договориться. Единый ТВ-пул у них был создан в 2015 году лишь после того, как это решили на государственном уровне: провели законом через испанский парламент.

– Каким вам видится оптимальное количество команд-участниц УПЛ?
– Если брать территорию и население Украины, то, конечно, в Премьер лиге могли бы играть и 16 команд. Но, исходя из нынешних экономических реалий, 12 клубов – это оптимальный вариант. Когда-то в Швейцарии мы пошли на эксперимент: расширили Суперлигу до 16 клубов так, чтобы были представлены все регионы страны. Но потом поняли, что многие клубы искусственные, а это ненормально. И в итоге Лига вновь сократилась до 10 команд. То же и у вас сейчас: только в трех-четырех клубах стабильная финансовая ситуация, а по остальным есть вопросы. 

– Как часто вы планируете бывать в Украине?
– Я буду находиться здесь всегда, когда будет необходимо мое присутствие. Если же не будет каких-то неотложных дел, планирую прилетать в Украину на три-четыре дня каждые две недели.

– В свое время вы поработали в Швейцарии и в часовом производстве. Чем именно вы занимались?
– Да, это была моя первая работа после университета. Я попал в юридический департамент компании ЕТА, которая поставляет механизмы почти для всех современных часовых брендов Швейцарии. Моя должность называлась секретарь совета директоров по юридическим вопросам.

– А как потом сразу оказались в УЕФА?
– Увидел объявление в одной из швейцарских газет о том, что есть вакансия в юридическом департаменте УЕФА. На одно место было 65 претендентов, но я оказался самым удачливым (смеется). Тогда, в середине 1990-х, я был единственным сотрудником отдела, в котором сейчас работают около 40 человек. Нет, был еще мой непосредственный начальник, но у него была несколько иная сфера деятельности. В результате все юридические вопросы в УЕФА приходилось решать мне. Кстати, вы помните «дело Босмана» (закон 1995 года, изменивший лимиты на легионеров и трансферную систему в европейском футболе. – Авт.)? Я принимал в этом самое непосредственное участие. ФИФА тогда отстранилось от этого вопроса, дескать: «Решайте все сами, а мы посмотрим, что из этого выйдет». Скажу честно, даже боссы УЕФА не верили в успех этого дела, но мне удалось их убедить. И сейчас я понимаю, что тогда мы положили начало новому существованию всего европейского футбола. Как по мне, то, что случилось в прошлом году с переходом Неймара из «Барселоны» в «ПСЖ», когда игрок якобы сам за себя заплатил 200 миллионов евро отступных, может получить резонанс, подобный «делу Босмана».

– Совсем скоро в Киеве пройдет финал Лиги чемпионов «Реал» – «Ливерпуль». На чьей стороне будут ваши симпатии?
– Мне больше симпатичен «Ливерпуль». Команда с давней историей переживает ренессанс. Мистер Клопп проделал там гигантскую работу. Да и вообще для УЕФА было бы предпочтительнее получить нового победителя турнира, а не третий год подряд одного и того же. Это убивает конкуренцию. Да, «Реал» – великий клуб с выдающимися футболистами, но для соревновательного принципа было бы лучше, чтобы победила другая команда.

– В Швейцарии хоккей сравним по популярности с футболом. И даже многолетний глава Международной федерации хоккея – швейцарец Рене Фазель. Вы с ним знакомы?
– Не просто знаком, мы с Рене хорошие друзья. После УЕФА я работал в коммерческой спортивной структуре, владевшей телевизионными правами на чемпионаты мира по хоккею. Вот тогда мы с Фазелем и познакомились. Когда-то он был хорошим дантистом, но уже давным-давно не практикует, и сейчас я бы к нему на прием не записался (смеется).

– Не могу не задать еще один вопрос. Для многих фамилия Гримм ассоциируется прежде всего со знаменитыми братьями-сказочниками...
– Если вы живете в немецкоговорящей части Европы, то просто не можете этого избежать. Их все читают. Помню, когда меня избрали президентом швейцарской Суперлиги, в заголовках газет всячески пытались обыграть мою фамилию. Если происходило что-то неординарное, они писали: «Это была еще одна сказка от Гримма». Ожидаю, что нечто подобное продолжится и в Украине (улыбается).

– А вы в детстве любили сказки своих знаменитых однофамильцев? Какая ваша любимая?
– «Гензель и Гретель». А вообще сказки братьев Гримм входят в обязательную программу обучения в швейцарских школах. Дело в том, что в Швейцарии говорят на диалекте немецкого, а благодаря сказкам можно выучить классический литературный язык.

– Своим детям сказки на ночь читали?
– У меня нет детей, только жена и собака. Мы с супругой привезли ее из Греции. У них там есть организация, которая находит хозяев для бездомных собак. Вот так у нас и появился Уиллоу.

17 мая 2018 14:15







Комментарии


Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация, Вход



Поделиться

Кендзера и Вербич пообщались с болельщиками «Динамо»

 

10 декабря 2018 21:52

Украина, 18-й тур. Александрия – Львов 1:2. Обзор матча

 

09 декабря 2018 20:14

Украина, 18-й тур. Олимпик – Десна 1:1. Обзор матча

 

09 декабря 2018 19:14