Сегодня 21 августа 2019

Вильхамссон: «Знаю «Динамо» чуть лучше, чем «Шахтер»

Черноморец в завершившемся чемпионате Украины забил 31 гол, 16 из них (51,6%) – в заключительных шести турах. Одним из главных творцов такого преображения стал первый исландец в истории УПЛ Арни Вильхамссон, забивший за этот период 6 из 7 своих мячей. Контракт нападающего принадлежит польской Термалике и пока неизвестно, сможет ли Черноморец его выкупить, однако Арни не пожалел времени, чтобы встретиться и подробно ответить на все наши вопросы.

Вся беседа проходила с улыбкой, и если писать в скобках «(улыбается)» или классическое «(смеется)», то интервью получилось бы больше раза в полтора. Поэтому просьба не воспринимать слишком серьезно некоторые вопросы, например о том, какая из команд ближе – Динамо или Шахтер.

– С чего началось твое увлечение футболом, и когда ты понял, что футбол – это то, чем будешь зарабатывать на жизнь?
– Это все началось, когда мне было года 3-4. Я был очень активным ребенком. В свои 3 года я уже утомил маму постоянной беготней, и она отдала меня играть в футбол с другими мальчишками. И с тех пор это уже никогда не прекращалось. Это было самое любимое занятие в мире. Каждый ребенок мечтает стать профессиональным футболистом.

Я потерял своего тренера Питера, который был моим ментором в футболе, был для меня как старший брат. Он совершил суицид. То лето было сложным для меня. После окончания сезона мне вручили трофей, названный в честь Питера. Трофей я получил из рук его отца, который сказал: «Делай все возможное, чтобы осуществить свои мечты. Питер хотел бы этого».

Эта мысль всегда остается в подсознании. После того случая я стал воспринимать все серьезнее, каждый день выкладываться по полной. И мне повезло стать профессиональным футболистом.

– Кто был твоим кумиром в детстве?
– О, их было так много, и они постоянно менялись. Главным, конечно же, был Роналдиньо. Он был главным героем в мире футбола, когда я рос. Еще мне очень нравился Андрей Шевченко, потому что я был фанатом Милана. Я любил Арсенал, поэтому в данный список можно добавить Тьерри Анри, Денниса Бергкампа.

– Ты играешь с 18 лет, в 20 уже отправился в Норвегию. Получал ли ты параллельно какое-то образование после школы?
– Нет. Вообще, я сейчас получаю его через интернет, пытаюсь учиться. Иногда не удается, и я пропускаю занятия. Я не закончил школу, когда был в Исландии. Я сделал глупый выбор, а может и умный – каждое утро я отправлялся на тренировку вместо школы. У нас в Исландии есть интернет-школы, поэтому я могу закончить курсы сейчас. Надеюсь, в следующем году я закончу свое образование.

– И это будет школьное образование?
– Нет, это не совсем школьное, это скорее, как вы говорите, колледж. Наша система образования отличается. Ты заканчиваешь колледж, который почти как высшая школа, и потом выбираешь, что ты хочешь учить дальше. Я сейчас получаю специальность по физиологии и пока что не задумывался о дальнейших шагах.

– Насколько сильно жизнь в Норвегии и Швеции отличалась от Исландии?
– Страны похожие, но характер и ментальность людей отличаются. В Исландии люди очень открытые, мы со всеми разговариваем, пытаемся быть как можно добрее и приятнее. В Норвегии, на мой взгляд, люди не такие открытые, они не говорят с каждым. В Швеции тоже. Не пойми меня неправильно, это хорошие люди, у меня много друзей там, просто менталитет другой – это главное различие.
Жизнь в целом одинаковая. Возможно, приятнее быть в Норвегии и Швеции, чем в Исландии летом, поскольку они теплее.

– А что было самым сложным?
– Я переехал в Норвегию и получил травму. И мы нескоро узнали о ней – я играл все матчи с повреждением, а потом просто не смог. Небольшая кость в бедре была почти сломанной, а я не понимал, почему становлюсь все медленнее, не могу ускоряться, не могу спать нормально. Еще у нас поменялся тренер. А каждый раз, когда меняется тренер, это может плохо обернуться для некоторых игроков. И я был в их числе. Я не получал настоящего шанса и в итоге перебрался в Швецию.

Там история повторилась. Я сыграл первую часть сезона, а потом вывихнул плечо. Это были две первых травмы в моей жизни, я не знал, чего ожидать. Я перенес операцию на плече, а моя команда в это время вылетела. Еще к сложностям можно добавить то, что я был молод, жил один в новой стране. У меня было недостаточно опыта, чтобы знать, что нужно делать в первую очередь.

– После этого ты решился на кардинальную смену обстановки, отправившись в Польшу. Не было ли сомнений перед таким шагом?
– Если честно, да. Польша сильно отличается от моей страны, моей культуры и всего остального. Но я всегда стараюсь искать лучшие варианты для своей карьеры. Мы изучили все в Польше, и когда мне позвонил тренер, я понял, что это тот человек, с которым я хочу работать. После этого сомнений уже не оставалось. На следующий день я перебрался в Польшу.

– Этой зимой ты перешел в Черноморец. Что тебе было известно об Украине до этого, и какую информацию ты нашел, когда начал искать?
– Немного, откровенно говоря. Я играл за сборную Исландии U-21 против Украины несколько раз, но даже не помню, в каком городе были матчи. Ты просто прилетаешь в аэропорт, тебя отвозят, ты играешь, потом обратно в аэропорт – и вылет. Я немного знал о чемпионате – всем известны Динамо и Шахтер. Мы смотрим Лигу чемпионов в Исландии и знаем большие клубы. Еще я получил кое-какую информацию от моего друга в Польше Артема Пути.

– Путивцева?
– Как ты сказал? Да, от него, я не могу произнести эту фамилию. Мы в Польше называли его Пути. Он ответил на все мои вопросы про чемпионат, говорил только хорошее. Фактически, это было почти все, что я знал, когда переходил сюда.

– Если кто-то из исландцев будет расспрашивать тебя об Украине и украинском футболе, что ты ему расскажешь?
– Я буду честным с ними и скажу, что это очень хороший чемпионат, как по мне. Думаю, исландцы могут быть успешны в Украине. Им хорошо подходит здешний стиль футбола и, я думаю, культура тоже. Мы люди открытые, готовые к новому опыту. Мне очень повезло перебраться в Одессу, это изумительный город. Да и в целом Украина – если кто-то будет спрашивать, я скажу: «Воспользуйтесь этой возможностью, не стоит сомневаться». Мне здесь нравится почти все – люди, футбол, еда – все.

– Твой дебют в футболке «моряков» выдался… не очень удачным. Как это восприняла команда, не подшучивала над тобой?
– Конечно, успехом это не назвать, но команда не шутила. Помню, после игры я был в легком шоке, но ребята подошли и сказали «не волнуйся, все нормально, проехали». Я это понимал, но все равно чувствовал свою вину – я привез пенальти, и мы проиграли.
После тренировки у нас была встреча. Я сначала поговорил с Ангелом Червенковым в его кабинете, сказал: «Извините за вчерашнее. Это моя вина. Обещаю, что постараюсь исправиться и приносить победы». Он тоже ответил, что это футбол и это нормально. Как говорится, shit happens. Перед ребятами я тоже извинился еще раз. Они приняли меня очень хорошо, хотя я и был новичком, который испортил игру.

– У тебя в Инстаграме фото с Сергеем Болбатом, на котором ты сфолил. Это случайно или как напоминание?
– Случайно. Мне просто прислали это фото, хорошее фото. Ну и да, это может быть напоминанием, что против этой команды я допустил ошибку. И когда мы встретимся в следующий раз, постараюсь сыграть получше.

– Как ты можешь охарактеризовать Ангела Червенкова? Что это за тренер?
– Могу сказать только хорошее. Очень приятный, честный человек. Он поддерживал меня с самого первого дня в Одессе. Ангел разговаривает по-английски, поэтому с ним проще общаться, он всегда готов обсудить любой момент. Он помог мне и в футбольном плане. Особенно в том, что касается работы в защите. Еще он в хорошем смысле этого слова давит на игроков, подталкивает их, и это помогает играть лучше в каждом матче.

– С кем из игроков Черноморца ты общаешься? Насколько хорошо в команде знают английский?
– Мой лучший друг из команды – Василий Павлов. Мы проводим много времени вместе, его английский очень хорош. Еще владеют английским Руслан Бабенко, Сергей-вратарь. Большинство футболистов немного знают английский, могут что-то понять. Денис еще английский знает. Денис… Ох, это сложно для меня – запоминать фамилии, я знаю каждого по имени. Денис-левый защитник, Норенков.

Даже с теми, кто практически не владеет английским, я стараюсь разговаривать, они отвечают мне на русском, и мы начинаем смеяться, хотя и не понимаем, кто что сказал. Возможно, это просто часть моей исландской культуры – стараться общаться со всеми. Еще я учу понемногу русский во время тренировок с ребятами. Сейчас у нас хорошая атмосфера в команде, все здорово друг с другом ладят.

– А тебя уже научили каким-то словам из русского (кроме «спасибо», которое ты уже использовал) или, быть может, украинского языка?
– Да, я стараюсь выучить как можно больше. На встречах я постоянно спрашиваю, что то, что это. Не сказать, что я знаю много – но знаю базовые вещи – «спасибо», «до свидания», «добрый день», «доброе утро», «пока-пока», «право», «лево», «спокойно», все плохие слова тоже. Я хочу выучить язык, на котором говорят в команде.

– Бывали ли у тебя в Одессе трудности, связанные с незнанием языка?
– Да, но не сказать, чтобы это было что-то серьезное. Мы в наше время счастливчики, у нас всегда есть Гугл Переводчик под рукой. Написал там что-то, и все такие «ааа, без проблем».

– С другой стороны, ты знаешь исландский язык – наверняка, в Украине можно пересчитать по пальцам тех, кто им владеет. Возможно, ты использовал его, чтобы, например, выразить не самые приятные мысли в адрес судьи?
– Я стараюсь держаться подальше от арбитра. Когда был моложе, я был немного диким, получал красные карточки за то, что говорил глупости. Теперь стараюсь не говорить с арбитрами – просто улыбнулся и продолжаешь играть. В последнее время я много разговариваю на английском, так что начал даже думать на английском. Когда я что-то кричу, я кричу это на английском или даже на русском. Но главное – сохранять спокойствие и не говорить лишнего. Но если бы понадобилось – наверное я бы использовал исландский.

– Насколько сильно отличаются по уровню Первый дивизион Польши (второй по силе после Экстракласы – прим.) и украинская Премьер-лига?
– Очень сильно. УПЛ намного лучше. В польском Первом дивизионе футбол делает большой акцент на физику – много фактурных, сильных игроков, больше похоже на «бей-беги». А здесь мы больше стараемся играть, следуем тактике, наш футбол куда техничнее. УПЛ подходит мне намного больше.

– Парадоксально, что в более высокой по уровню УПЛ ты забил 7 голов в 12 матчах, а в Польше не играл.
– Да…Я тоже считаю, что это странно. Но везде, где ты играешь, тебе нужен тренер, который в тебя верит и исповедует подходящий тебе стиль футбола. Я и сам забыл, но и в Польше я тоже забивал, когда получал свои шансы – я забил где-то 4 гола в 8 матчах или что-то в этом роде, а выходил в основе матчах в 5. Не знаю, почему я не играл в Польше – вряд ли из-за того, что не забивал. Но такое было решение тренера. Мне повезло, что я нашел команду, где могу играть и наслаждаться футболом.

– В первых 26 турах Черноморец забил 15 голов, в последних 7 – 16. Что изменилось, кроме того, что ты пришел?
– Если честно, не знаю, что было здесь до Рождества, я не видел матчей. Но думаю, в последних 7-8 матчах команда начала хорошо понимать друг друга, мы стали ближе. Мы работаем и помогаем друг другу, используем сильные стороны каждого игрока. Это здорово помогает, если каждый знает, кто в чем хорош.

– Ты очень оригинально празднуешь голы – например, «ешь ложкой». Планируешь празднования заранее или идеи приходят уже после гола?
– Иногда планирую. Например, когда я ем – мы с женой смотрели телешоу, и я сказал: «Вот так я отпраздную в следующем матче!». А потом оно осталось со мной. Это значит, что я голоден, я хочу большего, и это действительно так. Мне понравилось это празднование, оно стало моей фишкой. Но вообще я об этом не задумываюсь – просто иногда ты настолько счастлив, что начинаешь что-то делать.

– Возможно, однажды ты будешь достаточно известен, чтобы EA Sports добавила это празднование в FIFA.
– О, надеюсь на это. Об этом мечтает каждый ребенок.

– А ты играешь в FIFA?
– По большому счету, нет. Я купил PlayStation, когда переехал в Норвегию, но сыграл только 2-3 раза. В детстве у меня не было PlayStation, поэтому я не привык играть в видеоигры. Мы играем в FIFA с друзьями в Исландии, когда нас собирается трое, четверо, пятеро, шестеро. Но сам – никогда.

– У тебя еще два года контракта с Термаликой. Сколько нужно заплатить Черноморцу или другому клубу, чтобы выкупить тебя?
– Хороший вопрос. Я и сам не знаю. Это лучше спрашивать у моего агента или, возможно, у Термалики.

– Поговорим о сборной. Связывался ли с тобой тренерский штаб после подвигов в Украине?
– Тренерский штаб не связывался, но я знаю, что они смотрят, как я выступаю здесь. Исландия – маленькая страна, и мне говорили, что они смотрят за Украиной. СМИ в Исландии тоже говорят об этом. Так что тренерский штаб в курсе, и я надеюсь, скоро они меня наберут.

– Исландия дошла до четвертьфинала Евро-2016, вышла на ЧМ-2018 из группы с Хорватией и Украиной, сыграла там вничью с Аргентиной. При этом население всей Исландии раза в три меньше, чем население одной только Одессы. В чем секрет?
– Даже не знаю, если честно. Наверное, дело в менталитете и характере. Этот дух викингов, бойцовский характер, знаешь. Мы готовы биться друг за друга и сделать все для победы. В Исландии триста тысяч человек, и мы ходим сделать все ради этих трехсот тысяч. У нас хороший тренер, который знает, что нужно делать, и команда его слушает. Поэтому все сработало очень хорошо. К тому же, у нас хорошие игроки, которые выступают в Премьер-лиге, в Бундеслиге и по всему миру. Думаю, если смешать талант, упорный труд и ментальный настрой, можно зайти довольно далеко.

– Украинец Денис Сытник, который играл в Исландии, рассказывал, что у каждого исландца есть любимый клуб в английской Премьер-лиге. Твой – Арсенал, верно?
– Да, это Арсенал. У меня отец болеет за «канониров», так что у меня не было выбора.

– Что ты выбрал бы: сыграть за Исландию на Евро или играть один сезон за Арсенал?
– На этот вопрос я всегда отвечу «Исландия». Думаю, в нашей стране это наивысшая гордость – играть за сборную. Думаю, в других странах так же. Я бы сделал ради этого все возможное – поэтому я и играю в футбол. Надеюсь, я получу вызов в сборную. 100%, что я выбрал бы Евро.

– Наш новый президент Владимир Зеленский сказал, что «украинцы должны быть исландцами в футболе». Как ты считаешь, чему нам стоит поучиться у исландцев?
– Мне кажется, людям нужно держаться вместе, помогать друг другу. Но нельзя забывать, что намного легче помогать, когда вас 300 тысяч, а не много миллионов. У нас есть посыл «Это Исландия, это наша страна, мы хотим сделать ее как можно лучше, помогать всем». Мы помогаем, чтобы Исландия становилась лучше. Это место, где мы родились, это наша страна. Я думаю, у Украины больше возможностей, чем у Исландии, чтобы построить отличную страну. Здесь много людей, надеюсь, они будут едины, чтобы сделать Украину как можно лучше.
Арни с родителями

– В Исландии фамилии образовываются от имени отца. Учитывая, что имен не так много – не бывает ли неудобств, связанных с этим? У нас тоже есть категория отчества, но она используется в основном, чтобы выразить уважительное отношение и очень редко – чтобы различать людей.
– У меня не самая распространенная фамилия, а вот людей с моим именем легко найти. Это просто традиция, образовывать фамилию от имени отца. Думаю, она восходит корнями еще куда-то к викингам. Это красивая традиция и дань уважения. У нас нет фамилий в том виде, в котором они есть у вас, но люди знают, что я сын Вильхьяльма. В Исландии не поймут, если сказать: «Мне это сказал Вильхамссон». В нашей стране принято говорить «Арни». Мы всегда используем имя, а фамилия – просто как его продолжение.

– Насколько я понимаю, твою фамилию правильно произносить – Вильхьяльмссон, но даже на футболке пишут Вильхамссон. Как ты относишься к такому написанию?
– Абсолютно никаких проблем. Когда я приехал, мне сказали, что здесь нет подходящих букв. Спросили фамилию, я сказал «Вильхьяльмссон», они такие: «Аааа, Вильхамссон». Это похоже на наше произношение. Я рассказал об этом отцу и спросил, может мне просто написать имя? И он ответил: «Ни. В. Коем. Случае». Ему нравится. Возможно, он не признается, но я знаю, что он этим гордится. А то, что «Вильхамссон» – не проблема.

– Наверняка ты смотрел финал Лиги чемпионов. За какой клуб болел и почему?
– Для меня, как болельщика Арсенала, это был тяжелый матч. У меня много друзей болеют за Ливерпуль, так что я надеялся, что «красные» выиграют и они будут счастливы. Но в целом мне было все равно, я ждал хорошую игру и много голов.

– Даже не буду спрашивать, какой момент запомнился больше всего. Спрошу иначе – как ты относишься к тому, что та девушка выбежала на поле?
– Все об этом говорят… Мне не нравится, когда кто-то прерывает матч. Это было глупостью. Надеюсь, это принесло ей что-то хорошее.

– Как минимум, два миллиона подписчиков.
– Ох, она теперь знаменита. Вероятно, она получила желаемое, и я за нее рад. Но это все равно была глупая выходка.

– На фото из Йонгчоппинга ты показываешь жест «молотки». Можно сказать, что Шахтер тебе ментально ближе, чем Динамо?
– Нет, абсолютно нет. У нас в Швеции тогда появился новый тренер, который не выпускал меня после восстановления от травмы плеча. В первом матче я получил минут десять и забил. Перед игрой друг сказал показать этот жест – будто я был закован и пытаюсь освободиться. Это была просто шутка и ничего более. Я видел, что некоторые ребята из Шахтера тоже делали этот жест, но тут другое.

– Еще легенда Динамо последних лет Андрей Ярмоленко показал этот жест, когда перешел в Вест Хэм, и это очень порадовало болельщиков Шахтера.
– О, я видел, что этот жест показывают в Вест Хэме, молотки. Кстати, я знал Динамо, и они мне нравились – в детстве я с отцом посмотрел Лигу чемпионов, по-моему, матч Динамо – Арсенал (или какая-то другая команда). После этого мы смотрели почти все игры киевлян из-за Ярмоленко, отцу очень нравилось, как он играл, и мне он начал нравиться тоже. Поэтому я знаю Динамо чуть лучше, чем Шахтер, но обе эти команды очень хороши.

– Вторая фотография в Инстаграме из твоего украинского периода подписана «изучаю Одессу». Насколько хорошо ты ее знаешь теперь, через три месяца? Какие места любимые?
– Я пытаюсь использовать все свободное время, чтобы что-то узнавать, видеть что-то новое здесь. Сейчас любимое занятие – ходить в Аркадию. Но мне нравится и все остальное – центр, выпить где-то кофе или просто прогуляться с женой. Это изумительный город, в котором много хороших ресторанов, они великолепны. Я пытаюсь увидеть все знаменитые красивые места, куда мне говорят сходить. В Одессе нельзя выбрать какое-то одно место, здесь так много всего, что можно посмотреть.

– Бывал в катакомбах? Это…хм…
– Да-да-да, я знаю их. Это интересно, действительно интересно. Когда ко мне в Одессу прилетели отец, братья и сестры, мы пошли в катакомбы. Они сделали некоторые фотки и спрашивали, что то, что это. Мы исследовали все. Думаю, после окончания сезона нужно будет еще раз сходить туда с гидом, который рассказал бы об этом всем, потому что я видел все, но не знаю истории этих мест.

– Ты сказал очень много хорошего об Одессе. А какие, по-твоему, есть три худших вещи в этом городе?
– Ох, сложно сказать. Когда все идет хорошо, ты не видишь негатива. Возможно, это то, как здесь ездят – как сумасшедшие! Я не тот человек, у которого стоит спрашивать о худшем, потому что я никогда не смотрю на что-то как на сложное или плохое. Возможно, что-то лучше, но нельзя сказать, что что-то плохое. Ты можешь сделать все хорошим или воспринимать это как хорошее, все дело в тебе и твоем восприятии мира. Возможно, позже я смогу назвать три худших вещи, но сейчас – разве что водители такси.

– Ты – лучший нападающий Черноморца как минимум со времен Алексея Хобленко. Он удивил, сказав, что для него эталоном форварда является Карим Бензема. А кто образец для тебя?
– Я стараюсь смотреть на всех. Когда я играл девятку, следил за Агуэро, пытался делать как он. Сейчас мне нужно играть и как нападающий, и как вингер. Поэтому я стараюсь следить за лучшими на этой позиции – такими парнями, как Азар, в том же Арсенале есть Обамеянг, который тоже действует на фланге. Идеального нападающего для меня нет, потому что в игре так много ситуаций. Я пытаюсь учиться у каждого. Моей мечтой было стать похожим на Роналдиньо, но с ней можно попрощаться, потому что он был лучшим в мире.

– За какую команду ты мечтал бы играть? Арсенал или какой-то другой клуб?
– Каждый день на тренировках я работаю, чтобы выступать на как можно более высоком уровне. Я всегда мечтал сыграть в Лиге чемпионов, выйти на поле под звуки этого гимна. Команды-мечты нет. Если бы я выбирал, я бы выбрал Арсенал, потому что болею за них с детства. Моя цель – играть в топ-чемпионате.

Евгений Музыка

7 июня 2019 20:37







Комментарии


Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация, Вход



Поделиться

Футбольний формат - 19 серпня 2019 року

 

19 августа 2019 11:55

ПРОФУТБОЛ. Интервью Игоря Суркиса

 

19 августа 2019 01:33

ПРОФУТБОЛ. Полный выпуск за 18 августа 2019 года

 

19 августа 2019 01:03