«Против «Спартака» не играл, но премию получил»

Евгений ГРЕСЬ

Бывший нападающий киевского «Динамо» Михаил Джишкариани вспомнил время своих выступлений в украинском футболе.

Мы встретились в холле отеля, в котором тбилисское Динамо проводит сборы, и поначалу я его не узнал. Но когда понял, с кем меня познакомили, сразу задал пару наводящих вопросов, и Михаил ДжишкарианиРИАНИ их оценил. «Я думал, что меня в Украине уже забыли, – признался менеджер легендарного грузинского клуба. – Недавно прилетал в Киев с ветеранами, так меня там действительно мало кто помнит. Конечно, заметный след в вашем Динамо мне по разным причинам оставить не удалось, но в моем сердце эта команда будет всю жизнь. Времена-то какие были. Ух!» После этих слов бывший форвард киевского Динамо, а ныне – советник президента ФК Динамо (Тбилиси) предложил мне присесть, и я, пожалуй, впервые в жизни включил диктофон, вообще не подготовившись к интервью. И нисколько об этом не пожалел – этот разговор сделал мой собеседник…

– Михаил, с украинским футболом вас сейчас что-то связывает?
– Нет. Только теплые воспоминания, какие-то рабочие моменты. Я в киевском Динамо пробыл недолго, но это было чудесное время. Недавно прилетал в Украину в составе сборной ветеранов Грузии.

– Многих увидели?
– Да особо никого. У вас такая ветеранская сборная, что там одни молодые пацаны играют (улыбается). Разве что с Виталиком Косовским на банкете пообщался. Я же старый уже (улыбается).

На сборах, бывает, с Динамо пересекаемся. В Австрии не так давно играли. Там в команде не так много людей осталось, в 90-х годах работавших, но есть еще администраторы, которые меня не забыли. Да и футболисты были, с которыми я играл! Саша Шовковский, например. Помню его еще пацаном.

– Могли тогда предположить, что он сделает такую карьеру?
– Да кто тогда об этом думал? Когда я пришел в команду, он был четвертым вратарем. Юра Ковтун, Игорь Кутепов, Вальдас Мартинкенас – с такими голкиперами ему, казалось, тяжело конкурировать, но он быстро заиграл. Талантливый был, но самое главное – как он работал на тренировках. В то время как раз хорошая плеяда молодых игроков подошла – Влад Ващук, Серега Ребров тоже только начинали. Андрей Шевченко еще в дубле был, и он там так играл, что уже в 17 лет с ним все было понятно.

– Вы должны хорошо помнить его дебютный матч за Динамо в чемпионате страны, не так ли?
– Спрашиваешь! Шева ж как раз меня и заменил. Мы в Донецке с Шахтером играли. Победили – 3:1, я тогда еще пенальти сделал. Горняков в то время вообще всерьез никто не рассматривал, это сейчас они – сила. А в то время у них шансов не было.

– Вы так хорошо отзываетесь о Динамо, хотя по-настоящему там так и не раскрылись. В чем причина?
– Да, эта команда для меня многое значит. Ко мне там очень хорошо относились. Причем все! Ну а в том, что не заиграл, не остался надолго, где-то сам виноват. Но, с другой стороны, ты же помнишь, с кем нужно было конкурировать…

– Помню.
– Нас, нападающих, было шестеро. Шестеро! В какой команде сейчас столько форвардов? Хотя дело не в этом. Пятеро из них – украинцы, сборники: Виктор Леоненко, Сергей Скаченко, Александр Призетко, Сергей Ребров и Андрей Шевченко. Понимаешь, не имеет значения, сколько я сыграл и забил в Киеве. Для меня важно, что я играл в таком клубе, и я этим горжусь.

Киев – прекрасный город. Вообще замечательный! Сначала я жил в гостинице Украина – в номере люкс. Там были суперусловия. Потом мне дали квартиру на улице Щорса. До Крещатика – рукой подать. Шик!   

– Каким ветром вас занесло в Киев?
– Позвал Михаил Фоменко. Он меня присмотрел, когда работал в Ланчхути. Я в Динамо (Тбилиси) начинал, а потом, когда Союз распался, уехал в родной город Сухуми. Как только Фоменко принял Динамо (Киев), он мне сразу и позвонил.

undefined

– Тяжелые времена были?
– Не то слово. Футбол начал рушиться – а тут такое предложение. Нельзя было отказываться. Фоменко сказал: «Приезжай, посмотрим – пойдет, не пойдет. Я знаю, какой ты футболист». Приехал, подписал контракт. Президентом клуба как раз стал Григорий Суркис. Помню, он меня хорошо принял, и мы сразу поехали на сборы в Германию.

– После сборов Фоменко не хотелось собрать чемодан и уехать домой?
– В тбилисском Динамо я тоже проходил хорошие нагрузки, но их не сравнить с тем, что было в Киеве. После первой же тренировки пришел в комнату, и мне стало плохо. Я не признавался никому, но врачи все узнали – и сразу ко мне.

– Откачивали?
– Нет. Просто сказали: «Миша, все нормально, все пройдет». Нужно было время, чтобы все это перебороть.

– Перебороли?
– Да. Но на следующий год, уже при Йожефе Сабо, побежали тест Купера. Я его в Грузии терпеть не мог, а в Динамо были совсем другие требования. Мы пробежали 12 минут и приступили к жонглированию мячом. Смотрю, все ребята серьезные, а я счастливый, что добежал. Оказывается, после паузы нужно было снова бежать этого Купера…

– Тренеры как-то объясняли вам, зачем это нужно?
– Да. Сабо сказал: «Хотим проверить ваше состояние».

– Когда Фоменко ушел из Динамо, у вас не было желания уйти вместе с ним? Вы же к нему ехали?
– Было! Я уже даже вещи на базе собрал, но Михаил Иванович меня остановил. «Не горячись, пройди сборы, а там видно будет», – сказал он. Поехал на сборы, прошел подготовку, Сабо меня вызвал и говорит: «Ты мне нужен».

– Фоменко – жесткий тренер?
– В моем понимании – это супертренер. В Ланчхути он благодаря своему пониманию футбола, своей методике из деревенской команды сделал клуб высшей лиги. Никто до сих пор не верит, что нашелся специалист, который заставил грузин стелиться в подкатах. Мы же любим на чистых мячах играть (улыбается). А Гурия до сих пор считается в Грузии самой жесткой командой, хотя уже почти 30 лет прошло.

– Не так давно этот специалист стал первым тренером в истории украинского футбола, выведшим сборную на чемпионат Европы, но там случился полный провал. Следили за нашей командой?
– Конечно, следил. Все матчи смотрел, переживал и могу с уверенностью сказать, что дело было не в Фоменко. Может, он где-то и ошибся с какой-то заменой, но в глобальном смысле футболисты не смогли потянуть такой высокий уровень. Как только сильный соперник – сразу проблемы. Не все, видимо, были готовы к такому турниру. У вас, как и у нас, не хватает квалифицированных кадров. Вот мы часто вспоминаем Валерия Лобановского. Сильный тренер – спору нет. Но у него был такой подбор игроков, такая конкуренция, что можно было решать любую задачу. И он это делал.

– Сабо, кстати, со сборной не смог добиться того, чего добился Фоменко. А про его работу в Динамо целые легенды слагают. Вы хорошую историю вспомните или плохую?
– Только хорошую. Этому тренеру, хоть я и не всегда его понимал, я могу сказать только спасибо. Он же давал мне шанс? Давал. Зачем теперь жаловаться?

– С Сабо у вас конфликтов не было?
– Вообще никаких. Ни с кем. Была одна ситуация с Михаилом Фоменко, уже в ЦСКА, но это был рабочий момент, который заметили журналисты и раздули из этого скандал. Сабо я мог, конечно, показать свое недовольство, но не более того. Я же молодой был – играть хотел! Но тренер не мог всех поставить в основной состав. На поле выходили сильнейшие исполнители. Думаешь, Ребров доволен был? Он тоже хотел уходить. В общем, как только мне поступило хорошее предложение, я сразу его принял.

– Не жалеете, что не дождались Валерия Лобановского?
– Думал об этом, анализировал, но никто не может сказать, что было бы тогда. При этом тренере по-новому раскрылись многие футболисты – это факт. Но я не знаю, как бы он посмотрел на меня.

– Но грузины же у него играли…
– Да, и не только Каха Каладзе, но и Георгий Деметрадзе – маленький и техничный (улыбается).

– Матчи в Лиге чемпионов против ПСЖ – вершина вашей карьеры в Киеве?
– Вершиной это было бы, если бы мы победили. Особенно в Киеве. На стадионе было больше 90 000 болельщиков. Потрясающая  атмосфера! Я вышел вместо Сереги Реброва при счете 1:1, и буквально через пару минут Джордж Веа забил победный для французов гол. Какая уж тут вершина? В Париже тоже поменял Реброва, но там мы проигрывали. Так и закончили – 0:1.

– Против Спартака в домашнем матче сыграть вам не повезло. Почему?
– У меня было небольшое повреждение – голеностоп, и я даже на лавочку не попал. Но радовался вместе со всеми. У нас коллектив был хороший.

– Пролетели мимо премии?
– В том-то и дело, что не пролетел. Президент после Спартака никого не обидел. Даже тем, кто в заявку тогда не попал, хорошие по тем временам деньги дали. Шок!

– Григорий Суркис к вам хорошо относился?
– Вообще ни разу не обидел. Никак. Все было солидно. Встречался с ним раза четыре – не больше. Но сказать о нем могу только хорошие слова. Даже несмотря на то, что он недавно меня не узнал (улыбается).

– Как это было?
– После матча сборных Украины и Грузии среди ветеранов старший Суркис зашел к нам в раздевалку, но на меня внимания вообще не обратил. Зато Игорь сразу меня обнял. Вспомнил, хотя тогда он в команде еще не был.     

– Виктор Леоненко любит говорить, что это он в первой половине 90-х Динамо тащил. Согласны?
– Нет. Но в том, что он был ключевым игроком той команды, сомнений нет никаких. И ни у кого.

– Правда, что запасных игроков он чайниками уже тогда называл?
– Послушай – не верь этому. Не был Витя тогда таким. Ко всем нормально относился. Может, один на один и мог себе позволить кого-то обидеть, но только один на один. У меня с ним были хорошие отношения. Да все ребята хотели с Витей дружить. Все к нему тянулись.  

– Знаете, что он сейчас знаменитый эксперт?
– Конечно. Даже видел несколько эфиров.

– И как?
– Интересно, но я не могу понять, почему он так Динамо не любит (улыбается). Там же прошли лучшие годы в его футбольной карьере. Впрочем, это его дело. Хочет, пускай критикует. Мне нынешнее поколение игроков тоже не особо нравится, но публично я стараюсь никого не обижать. Между собой можем поговорить – не более того.

– С кем вы в Киеве тесно общались?
– Да со всеми, в принципе. Но когда только пришел, меня старожилы – Олег Лужный и Сергей Шматоваленко – сразу усадили на базе за свой стол. Сначала не понял, почему, но оказалось, что с ними питался мой земляк Ахрик Цвейба, который, видимо, передал информацию, что пришел его друг. Попасть за этот стол, я тебе скажу, было непросто (улыбается).

– Другие столы были?
– Да все было! Мы после матчей всегда собирались. Ездили за город, на какой-то хутор – там нас никто не видел.  

– Шашлык команде готовили?
– Нет. Там уже все было пожарено и сварено (улыбается).

– Нарушали?
– В меру. Тогда во всех командах так было – это сейчас футболисты непьющие. А у меня в Динамо произошел такой случай. Приехал я на день рождения к Шматоваленко, мне стакан водки налили и говорят: «Пей». А я водку до этого в жизни не пробовал. Смотрю, а ребята: «Мишаня, у нас тут такая традиция – кто не пьет, тот потом не играет». Выпил (улыбается). Хотя до этого ничего, кроме вина и пива, не нюхал.  

– Из той команды Динамо почти все стали тренерами. Школа?
– И не только футбольная, но и жизненная. Я знаю, как хорошо работает Сергей Ребров. Молодежную сборную Украины тренировал Сергей Ковалец, а Дмитрий Михайленко отлично воспитывает молодежь в Днепре. Да и другие ребята востребованы. Про Андрея Шевченко и говорить не приходится – он возглавляет национальную команду вашей страны.

– И как по-вашему – получается?
– В футболе главное – результат, а его пока нет. Первый отборочный турнир тренеру, конечно, надо простить, но дальше, сам понимаешь, – спрос будет другой. Но ты знаешь, на что мы обратили внимание, когда смотрели матчи вашей сборной? На сам футбол. Другим он стал. Все ведь привыкли, что сборная Украины – это как Динамо Лобановского. Атлетизм, агрессия и так далее. Но теперь команда старается играть иначе, больше комбинирует, дорожит мячом. Сразу видно, что Шевченко прошел европейскую школу.

– Нам такой футбол подходит?
– Да он всем подходит, если правильно обучать игроков с детства. Другое дело, что подкаты Михаила Фоменко тоже нельзя забывать. Вот их, видимо, вашей сборной в решающий момент и не хватило. Мне так и в Украине ребята говорили, когда мы общались. Без прошлого не бывает будущего.

Чем ваши команды всегда славились? Надежной обороной. Когда Динамо (Киев) на ноль играло, свой гол оно всегда забивало и побеждало. В Грузии это проблема. Мы забиваем два или три, но пропускаем три или четыре (улыбается). У каждого народа – своя футбольная философия, но нужно стараться шагать в ногу со временем.

– Извините, что резко меняю тему, но у наших с вами народов есть нечто общее – и оно футбола, в общем-то, не касается. Наверное, вам, как никому, больно смотреть за тем, что происходит на востоке Украины…
– Да, это точно. Проклятая война, кто ее придумал? Я вырос в Сухуми, у меня был прекрасный дом, но сегодня я, по сути, беженец. Все потерял! В моем доме, в Абхазии, живут чужие люди. Мне об этом Ахрик Цвейба сказал. Представляешь, приеду туда – и что я им скажу? Вот так просто – 300 тысяч грузин выгнали со своей родины. Практически то же самое происходит и у вас. Поэтому я очень хочу, чтобы был мир, и все люди вернулись к себе домой. 

3 февраля 2018 10:15







Комментарии


Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация, Вход



Поделиться

Динамо: благодарность болельщикам за поддержку

 

25 мая 2018 17:14

Главный тренер Динамо Александр Хацкевич подвел итоги сезона-2017/18

 

25 мая 2018 09:45

ТОП-5 голов 32-го тура чемпионата Украины

 

22 мая 2018 07:55