Сегодня 16 декабря 2018

Блаттер: «Я не убивал Платини!»

Алекс ОД

Серия медицинских обследований, оказавшихся в итоге обнадеживающими, помешала бывшему президенту ФИФА Зеппу Блаттеру приехать в Париж для участия в презентации своей книги, названной просто «Моя правда». Тем не менее, журналисты «Le Monde» в конце мая встретились с 82-летним отставным президентом в Цюрихе и поговорили: о книге, о футболе, о ФИФА.

ПРЕТЕНЗИИ К ПЛАТИНИ СНЯТЫ

– Швейцарская прокуратура письменно сообщила Мишелю Платини, что он «не будет подвергаться уголовному преследованию» в рамках расследования против вас, касающегося выплаты 2 миллионов швейцарских франков (1,8 млн. евро). На ваш взгляд, это – хорошая новость?
– Конечно, это хорошая новость, но она очень запоздала. Как так получается, что дело, открытое против меня, с Мишелем Платини в качестве свидетеля, датируется еще сентябрем 2015-го? ФИФА перед Платини в крайне неудобном положении. А если он вернется, вы это себе представляете.

– Принимаете ли вы аргументы ФИФА, которая, ссылаясь на свой Кодекс этики, отказывается снять четырехлетнюю дисквалификацию Платини?
– Нет. Люди из ФИФА используют подобные аргументы, поскольку это единственное средство спасти собственную шкуру. Комитет по этике ФИФА начал расследование по представлению органов швейцарской юстиции об этих 2 миллионах и затрагивающем меня лично деле о контрактах на продажу ТВ-прав Карибским островам. Насколько мне известно, это дело будет закрыто швейцарской прокуратурой после Кубка мира. Именно в этот момент в плане этики не будет более резона сохранять эту дисквалификацию.

– По отношению к календарю выборов какие средства будут в распоряжении Платини, если он пожелает вернуться в политическую жизнь?
– Лично мне шесть лет дисквалификации не мешают. Но дисквалификация Мишеля Платини заканчивается в октябре 2019-го, через четыре месяца после парижских выборов в ФИФА. Календарь благоприятствует Джанни Инфантино. Национальные федерации могут потребовать переноса конгресса, на котором должны состояться выборы, или, в случае если нынешний президент будет переизбран, оспорить это переизбрание и требовать созыва после октября 2019-го внеочередного Конгресса и снятия дисквалификации Платини.

ВИЛЛИДЖЕР СТУЧАЛ ПО СВОЕЙ ИНИЦИАТИВЕ, БЛАТТЕР ЕМУ НЕ ПРИКАЗЫВАЛ

– А что по поводу «информирования» швейцарской прокуратуры про выплату двух миллионов Мишелю Платитни, которое и повлекло вашу отставку?
– Информировал швейцарскую прокуратуру об этом, неоспоримо, Марко Виллиджер, мой юридический директор.

– Несколько источников подозревают, что вы требовали от господина Виллиджера передать досье «о двух миллионах» в прокуратуру, чтобы задействовать комитет по этике. Это вы убили Платини?
– Никогда в жизни! Я не стал бы стрелять себе в ногу. Я футболист, и стрелять себе в ногу не буду. Мишель Платини думал, я не хочу, чтобы он стал президентом. Но ему потребовалось немало времени, чтобы прийти к противоположным выводам. Я не убивал Платини.

– Между тем эти два миллиона летом 2015-го виделись в Цюрихе вашим окружением как материалы, которые могли бы уничтожить Мишеля Платини...
– Именно так. Это был заговор людей, которые хотели его убрать.

– Ваша книга озаглавлена «Моя правда». Безусловно, она – ваша, и нет повода для сомнений.
– Меня не изменишь: я глубоко искренний человек. Кто имеет право на правду? Могу поклясться: то, что мной написано, это то, что прочувствовано мною, и все происходило именно так. Я не хочу быть жертвой, я делал ошибки, но я ни о чем не жалею.

– Храните ли вы еще секреты в запасе?
– Есть вещи, о которых я не хотел бы говорить, в частности, они касаются нынешнего президента. Мой издатель мне множество раз произнес – мол, я не могу писать о вещах, которые могли бы дать повод для судебного процесса. Хотя процесс это прекрасно для продаж!

МОНСТР ВЫШЕЛ ИЗ-ПОД КОНТРОЛЯ

– Чем вы гордитесь более всего?
– Я из рабочих. Я родился недоношенным, повитуха заявила: «Он или выживет, или не выживет». Я провел сорок и один год в ФИФА, и я горд всеобщим характером футбола, в который играют во всех странах.

– «Ты сотворил монстра», – сказал вам ваш предшественник Жоао Авеланж. Этот монстр вышел из-под контроля?
– Да. Никакое явление в мире не привлекает и не собирает вокруг себя так, как футбол, со всеми этими деньгами, личными амбициями и экономическим влиянием, вот и появляется побочный ущерб.

– Вы утверждаете, что лишь a posteriori вам открылись глаза на деятельность Жоао Авеланжа, получавшего комиссионные от фирмы ISL. Ваша слепота была преднамеренной? Вы молча попустительствовали?
– Обращаюсь к моим любимым философам и гуманистам Конфуцию, Будде, Сократу, Иисусу, Магомету. Они говорили: «Не судите да не судимы будете»*. Правда в том, что если бы я видел, если бы я знал – я бы действовал. Дело ISL дошло до швейцарского суда, и он меня оправдал. Комитет по этике ФИФА тоже оправдал меня, лишь упрекнув в «просчетах».

– Одновременно встает вопрос о деятельности многих членов исполкома ФИФА, долгое время бывших рядом с вами. Как вы можете говорить, что 27 мая 2015-го «выпали из шкафа», когда узнали, кого обвиняет американское правосудие?
– Те, кто были в списке, заменили в ФИФА Джека Уорнера и Чака Блэйзера. «Шкаф» упал на меня. Они были арестованы за свою деятельность в этих двух американских конфедерациях. Каким образом я мог знать, что они клали себе в карман деньги от продажи телевизионных прав? Почему при содействии швейцарских властей они были арестованы в Цюрихе перед конгрессом ФИФА, а не в Соединенных Штатах?

Потому что это было покушение на ФИФА и его президента. Самое тяжелое: чиновники ФИФА, генсек (Жером Вальке), его заместитель (Маркус Каттнер) и директор юридической службы (Марко Виллиджер), знали, что американская юстиция собирается атаковать ФИФА. Несмотря на дело Чака Блэйзера, я думал, что Соединенные Штаты будут искать у себя.

ВЗЯТКИ КЛАЛ НА ДЕПОЗИТ

– Вас пытались коррумпировать?
– Один раз: мне предложили и вложили 50 тысяч долларов в карман. Я положил их на банковский депозит, чтобы возвратить, никто их так и не забрал.

– Каковы ваши отношения с деньгами?
– Я никогда не брал денег, которых не заработал. Я никогда не требовал контракта выгоднее. Что касается зарплаты президента (3,2 млн. швейцарских франков в год в 2015-м), ее размер был определен комиссией по доходам и контролю. Я получил 10 млн. швейцарских франков премии после мундиаля-2010 в Южной Африке, несмотря на то что, подтвердят в ФИФА, никакой премии за мундиаль-2014 я не получил.

– Занимались ли вы подкупом, в частности, в 1998-м, когда пришли к власти?
– Избирать меня не хотели. Единственный, кто меня поддержал, – Мишель Платини. В 1998-м говорили о махинациях накануне Конгресса ФИФА в Париже, говорили, что я раздавал конверты голосующим. Но меня не было в гостинице, где жили участники Конгресса, о которых идет речь. Меня там не было, я не покупал голоса.

– Вы были одержимы завоеванием и удержанием власти?
– Сама по себе должность не дает тебе власти. Власть надо осуществлять. Сама по себе власть меня не ослепила. В 2014-м я должен был бы уйти, но сегодня не было бы этой книги. Я был главой государства, хотя такого государства нет, я был избран народом совместно с континентальными конфедерациями. После конгресса 1998-го и особенно 2002-го, на которых члены исполкома ФИФА хотели добиться моего предварительного заключения, это сработало на меня. Как письмо по почте. Поскольку все шло очень хорошо, кое-кто из руководителей полагал, что я по невнимательности не вижу некоторых вещей.

– Почему вы жалеете о том, что 2 июня 2015-го приостановили действие своего мандата?
– Я должен был бороться, но у меня не осталось сил. Меня вынудили люди из моего окружения: господа Вальке, Виллиджер, Томас Верлен из американской адвокатской конторы «Quinn Emanuel», Доменико Скала (глава комиссии по аудиту) – влиятельный человек, уже видевший себя президентом.

– В какой мере ваш преемник Инфантино «разрушил до основанья» всю вашу систему правления, как вы об этом пишете?
– Он заставил уйти до шестидесяти руководящих работников ФИФА. Они проработали там по 15-20 лет. Единственный, кто остался – Марко Виллиджер. Почему? Потому что он одновременно сотрудничал и с американской, и со швейцарской юстицией.

В КАТАРЕ ВИНОВАТА ФРАНЦИЯ

– Вы искренне жалеете о том, что мундиаль-2022 получил Катар?
– Как президент я сожалею. Это изменило геополитическую ситуацию и вокруг футбола, и вокруг Кубков мира. Предполагалось, что в 2022-м турнир пройдет в Соединенных Штатах. С Россией в 2018-м было бы две сверхдержавы! Американцы выиграли бы, если б четыре голоса Мишеля Платини остались там, где они и должны были быть.

Катарцы зла против меня не держали никогда, именно поэтому они сняли кандидатуру Мохаммеда бин Хаммама, баллотировавшегося против меня в 2011-м.

– Катар победил по правилам?
– Политическое вмешательство Франции изменило все. Нельзя порицать Николя Саркози за то, что он вмешался в спорт. Но это было несправедливо.

– Вы отправили вашу книгу господам Платини и Вальке?
– Да. Я снабдил их экземпляры автографом и подчеркнул красным и желтым места, в которых я говорю о них.

– В заключение вы пишете: «Необходимо, чтобы Платини вернулся к делам». Это похоже на смертельный поцелуй, ведь в 2015-м главной установкой Цюриха было «только не Платини». Иронизируете?
– Никакой иронии. Я закончил, но ему на 20 лет меньше. Я сказал ему: «Сделай это, и ты увидишь, что будет делать нынешний президент». Это – приглашение.

– Что, по-вашему, любители футбола скажут о вас спустя несколько десятилетий?
– Мой имидж меняется: все больше и больше позитива. Если я не переживу всех этих юридических процессов, скажут: «По крайней мере, он интернационализировал футбол». Но история не закончена.

НЕ ДУМАЛ, ЧТО МАРОККО ПРОИГРАЕТ С ТАКИМ ТРЕСКОМ

Кроме того, швейцарец коротко прокомментировал во «Франс футболе» голосование по выбору места проведения Кубка мира-2026.

– Вы ожидали такой неудачи Марокко?
– Нет, я не ожидал такого поражения. Но я почувствовал смену направления ветра после заявления имеющего большой вес президента Немецкого футбольного союза. Расстановка сил в последние 48 часов была не в пользу марокканской заявки. Но я доволен, что Марокко приняло участие в финале, пройдя до конца всю процедуру, несмотря на неблагоприятные для африканского королевства выводы из доклада комиссии по оценке заявки, которые были оглашены за несколько секунд до голосования. Так дела не делаются. Это не Fairplay!

– Россия, первоначально расцениваемая как сторонник заявки Марокко, в итоге проголосовала за североамериканское трио.
– Когда сверхдержавы объединяются. Не надо забывать, что господин Трамп недавно заявил – следовало бы вернуть Россию в С7. Футболом более не занимаются без того, чтобы не заниматься политикой.

– Кубок мира на три страны с таким пространственным размахом – хорошая идея?
– Расстояние – так себе проблема. Через восемь лет перевозить будут лучше и быстрее. А вот три разных правительства, которые будут заниматься одним мундиалем, – намного сложнее. Зато этот Кубок мира инициирует строительство моста вместо стены между США и Мексикой. Футбол объединяет!


По материалам журнала «Футбол»

6 сентября 2018 13:21







Комментарии


Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация, Вход



Поделиться

Катар представил стадионы к ЧМ-2022

 

16 декабря 2018 11:37

Модрич. Лучшее в 2018-м

 

04 декабря 2018 01:11

Олегу Блохину – 66!

 

05 ноября 2018 10:57