Сегодня 16 июля 2019

Человек, который навсегда изменил «Манчестер Юнайтед»

Когда бывшего директора «Манчестер Юнайтед» Мартина Эдвардса спросили, какое влияние оказал Эрик Кантона на «Олд Траффорд», тот немедля ответил: «Он изменил историю клуба».

Во многом вся современная история «Юнайтед» идет от момента, когда клуб завершил свой, возможно, самый смелый и амбициозный трансфер в ноябре 1992 года. Да, 13 титулов АПЛ, три дубля в Англии, требл, два золота ЛЧ и несчетные другие награды – все это было возможно благодаря сделке по переезду Кантона из ненавистного «Лидса».

undefined

 
Сказать, что это был громкий трансфер – не сказать ничего. Всего за шесть месяцев до анонса сделки века Кантона стал причиной болезненного поражения «Юнайтед» в лиге. Манчестерский клуб окончательно терял веру в то, что сможет-таки стать чемпионом Англии, в то время как Кантона с одноклубниками громко праздновали победу. Вот уже 26 лет как золото Англии казалось недосягаемым. Успехи и победы ассоциировались с эпохой сэра Мэтта Басби и Святой Троицы Беста, Лоу и Чарльтона. Каждый новый тренер понимал тяжесть ответственности. С каждым годом сложнее становилось и Ферги.

«Когда в 1992 «сухой» период, казалось, мог закончиться, но успех все-таки прошел мимо, весь клуб поник. Выиграем мы еще когда-нибудь или нет? Вопрос не давал нам покоя. Я был в отчаянии», – вспоминает Эдвардс.

Сомнения и отчаяние перенеслись в новый дебютный сезон АПЛ. Подопечные Ферги не могли забыть фиаско. «Юнайтед» был хорош, но чего-то недоставало. 25 лет назад клуб волей случая нашел этот кусочек паззла.

Эта история уже давно является частью местного фольклора. Бывший директор «Лидс» Билл Фозерби решил узнать у Эдвардса о возможности приобрести Дениса Ирвина. Очевидно, ответом могло быть только твердое «нет». Но легенда гласит, что прежде чем директор смог закончить разговор, находящийся в офисе Фергюсон подсунул ему записку с вопросом о возможности купить Кантона.

Мы не знаем точно, как все было. Сам Эдвардс утверждает, что Ферги в комнате не было и он сам решил задать смелый вопрос.

«Бывший директор «Тоттенхэма» Ирвин Шолар был моим другом. Он жил в Монте-Карло и постоянно смотрел французский футбол. Понятное дело, я постоянно слушал его эпитеты в адрес Эрика. Я видел Кантона в деле, но слова Ирвина подтолкнули меня на дальнейшие действия. Я слышал, что между ним и тренером Горвардом Уилкинсоном дела шли не лучшим образом, и упомянул француза в разговоре с Фозерби».

«Билл сказал, что его четвертуют, если он продаст Кантона – и тем более «Манчестер Юнайтед». Но он обещал подумать. После этого я позвонил Алексу и спросил: «Если я куплю Кантона из «Лидса», ты возьмешь его? «Уж будь уверен!» – был ответ. Он совершенно не хотел продавать Ирвина, но как можно было отказаться от Кантона?»

«В следующем разговоре с Биллом мы договорились о покупке. Они назначили цену в 1,6 млн фунтов. Мы были готовы заплатить только 1 млн. В конце концов, мы понизили цену, но Билл попросил разрешения объявить о трансфере в 1,6 млн, чтобы угодить болельщикам. Я сказал, что он может говорить, что хочет. Отличная сделка!»

«Сложно сказать, что произошло бы без него, но я знаю точно, что все пошло на лад сразу после трансфера».

Имя Кантона было отлично знакомо Фергюсону – особенно после того, как француз провел пытку защитников Гари Паллистера и Стива Брюса. Центр обороны «Юнайтед» негодовал, сетуя на талант нападающего. Их слова врезались с память Фергюсона.

«Тренер часто спрашивал Стива и меня о форвардах соперника. В то время мы подумывали о новом более опасном нападающем, и он расспрашивал нас об Алане Ширере из «Саутгемптона» и Дэвиде Хирсте из «Шеффилд Уэнсдей», – рассказывает Паллистер.

«И тогда мне позвонил журналист с вопросом: «Отгадай, кого вы только что подписали?» Я начал перечислять всех нападающих, но мне даже в голову не пришло упомянуть Кантона – я и думать не мог, что мы его купим. Между клубами была огромная вражда. Как они могли отпустить такого первоклассного игрока?»

Этот переход был огромной победой для «Юнайтед», и 1 декабря 1992 года в Лиссабоне состоялся дебют француза в товарищеском матче против «Бенфики».

«У нас был командный дух и множество сильных личностей. Когда Эрик вошел в раздевалку, вся его сущность говорила: «Я родился, чтобы здесь играть». Сила характера Эрика передавалась нам всем».

«Мы были профессионалами, но с Эриком наш профессионализм поднялся на новый уровень. Он был уникален. Он тренировался раньше нас и оставался дольше остальных. Это было откровением для нас. Он сильно повлиял на то, каким стал класс 92-го. Дэвид Бекхэм, Пол Скоулз, Ники Батт и Гари Невилл очень многое подчерпнули у него».

undefined

 
В то время все больше иностранцев пополняло состав «Юнайтед», и вместе с ними менялась культура поведения. Любовь англичан у спиртному была известна на весь мир, но многие иностранцы воздерживались от подобных развлечений. Но не все.

«Кантона – трезвенник? Да вы издеваетесь! Эрик первым спрашивал, куда мы пойдем расслабиться. Обычно мы тренировались во вторник, а в среду отдыхали. Команда заходила в паб перекусить и выпить. Эрик обожал это дело. Он любил дух товарищества и веселое времяпровождение».

Тогда «Юнайтед» мог позволить себе расслабиться, потому что один человек трансформировал всю команду. «Красные дьяволы» казались непобедимыми. Вязкие игры «по нулям» теперь выигрывались благодаря нему. Прошел кризис, и с новичком «МЮ» одержал победу в АПЛ в 1993. Первый английский дубль последовал в 1994. Кантона был волшебником.

Но у него были и менее положительные стороны, и «Юнайтед» понимал, что что-нибудь обязательно случится. И все же никто не мог предсказать сенсацию 25 января 1995 года, когда француз ударил фаната «Кристал Пэлас» прямо во время матча на «Селхерст Парк».

undefined

 
«Плохой вечер», – очевидно преуменьшает Эдвардс. «Ужасный момент. Так взорваться… я думал, с Кантона покончено».

Правящая верхушка и Фергюсон собрались на следующий день в отеле «Алдерли Эдж» в Чешире. Было решено опередить Футбольную ассоциацию и запретить Кантона играть до конца сезона. Может, если клуб будет строг, то и ассоциация будет довольна? Увы, план не сработал. Ассоциация была в ярости и назначила запрет на восемь месяцев. После этого последовала легендарная пресс-конференция с фразой про «Чайки после тральщика», а Эрик уехал во Францию, поклявшись не возвращаться.

Ферги сразу же отправили в Париж поговорить с нападающим. Это сработало, и Кантона вернулся в Манчестер, отсидел наказание и громко вернулся в сезоне-1995/96.

«Юнайтед» менялся, и пусть Алан Хансен считал, что с «детьми ничего не выиграть», дела у него шли хорошо. При помощи француза «МЮ» вновь стал чемпионом и выиграл Кубок Англии. Кантона же из изгоя превратился в футболиста года 1996 по версии Ассоциации футбольных журналистов. Кантона показал, как надо отвечать критикам.

По ходу сезона Эрик молчал и не связывался с прессой. Больше никаких громких цитат. Лишь после триумфа над «Ньюкаслом» в Суперкубке сезона-1996/97 француз решил сказать пару слов на поле «Уэмбли». На вопрос о том, следует ли команде сосредоточиться на ЛЧ, он спросил: «А почему мы должны думать только о ЛЧ? Мы можем выиграть все».

Через три года долгожданная победа в еврокубках все-таки случилась, но к тому моменту Король уже покинул клуб, сенсационно объявив о том, что уходит из футбола в 1997, не дождавшись, пока ему исполнится 31 год.

«Это был настоящий шок, когда он собрал нас после победы в 1997. Я к такому готов не был», – вспоминает Эдвардс.

«Многие чувствовали, что что-то было не так. Эрик очень сдержанно праздновал победу на «Олд Траффорд». Будто ему вообще было все равно. Но я не обращал внимания. В итоге – огромный сюрприз».

«Переубедить его было невозможно. У него была заготовленная речь, которую я мог зачитать после того, как он уедет. Он хотел в отпуск, и я не мог ничего сказать, пока он не покинет Англию. Вот и все. Уехал. Я позвонил Алексу. Сами понимаете, что он чувствовал. Он тоже ничего не знал».

Эпоха Кантона подошла к концу.

undefined

 
«В четырех сезонах из пяти мы выиграли АПЛ и сделали два дубля, пока он был с нами».

«Я совершенно уверен, что без того случая с кунг-фу на поле у нас было бы пять титулов и три дубля. Мы бы выиграли лигу в 1995 и финал Кубка против «Эвертона». Без него мы не выиграли – так он был важен. Он начал череду побед, которая длилась многие годы».

«Да, у него был тот еще темперамент, но хорошего было больше, чем плохого. Я хотел посещать игры потому, что Эрик играл. Он был так эффектен на поле. Он был волшебным футболистом. Он переменил все».

Stuart Mathieson, Goal

Перевод – Денис КОШЕЛЕВ

2 декабря 2017 12:42







Комментарии


Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация, Вход



Поделиться

Пеп в белом и Зинченко в клетку. МанСити начинает подготовку к сезону

 

14 июля 2019 13:42

ТМ. Альтах – Вест Хэм 2:3. Первый матч Ярмоленко после травмы

 

12 июля 2019 09:03

Андрей Ярмоленко тренируется в отличном настроении

 

09 июля 2019 12:47